Что делать с боксом?

В Белоцерковский| опубликовано в номере №845, Август 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мне захотелось поговорить о боксе после того, как я побывал в Литве. Там я встречался с ведущими литовскими тренерами и боксерами. Беседы с ними заставили меня серьезнее взглянуть на проблемы, волнующие современный бокс. А они немаловажны! Известно, что в последнее время в печати и на всевозможных конференциях много говорится о судьбах бокса. Одни считают, что бокс надо запретить совсем: дескать, вреден для здоровья боксеров и для психики зрителей. Другие защищают его. Третьи предлагают смягчить бокс, – например, запретить нокауты. Я не был согласен ни с первыми, ни со вторыми, ни с третьими. Но ясности в том, что же делать, не было и у меня. Не было до поездки в Литву.

Однако прежде чем рассказывать о беседах с литовскими боксерами, мне хочется коротенько вспомнить свою собственную недолгую боксерскую карьеру. Я нахожу в ней много характерного и типичного. Прежде всего: почему я пошел в бокс? Об этом почему-то многие стыдливо умалчивают. В бокс я пошел потому, что хотел иметь «оружие» против хулиганов и вообще людей, любящих действовать «с позиции силы». Интересны результаты. Овладев в достаточной мере техникой бокса, я стал чувствовать себя, конечно, значительно увереннее, чем раньше. Но важно другое. Многие считают, что широкое распространение бокса среди молодежи только увеличит хулиганство и усилит стремление ребят решать все проблемы с помощью кулаков. Это – печальное заблуждение. Вскоре после начала тренировок кто-то, помню, меня оскорбил. И я, думая о том, как бороться с обидчиком, вдруг почувствовал, что старый, испытанный способ потерял в моих глазах свой смысл. «Ну, ударю я его – ну и что?! – подумал я. – Что это докажет, что решит?! Я на каждой тренировке «ударяю» и меня «ударяют», и я знаю, что эти удары значат. Почти что ничего!..» И тогда я, помню, с необычайной ясностью понял, что применение физической силы для решения «проблем» в большинстве случаев является результатом умственного бессилия. И в том своем конкретном случае решительно откинул мысль о «рукоприкладстве». Думаю, что подобное «обесценивание» кулачных аргументов знакомо большинству начинающих заниматься боксом.

А теперь расскажу, почему я ушел из бокса. Дело в том, что с некоторых пор я стал задумываться о последствиях. «Так ли уж безвреден регулярный «массаж» головы кулаками, как это считают ярые приверженцы бокса?!» – спрашивал я себя. И для размышлений этих я получал весьма серьезные «толчки» со стороны моей боксерской практики. Уже вскоре после начала тренировок, а тренировался я у заслуженного мастера спорта Булычева, в «Юном динамовце», меня стали выпускать на ринг против самых разных по силам и опыту боксеров. Одного из них, новичка, я нокаутировал, а другие, более опытные боксеры, наносили жестокие удары мне самому. Я узнал, что такое состояние «гроги», и до сих пор помню, как после одного особенно хорошего удара долго звенело у меня в голове, словно в ухо мне вставили звонок. Конечно, некоторые могут подумать, что я испугался. Но дело не во мне, а в том, что действительно никто не может, оставаясь до конца искренним, утверждать с уверенностью, что частые сотрясения головы совершенно безвредны для такого тонкого аппарата, каким является наш мозг.

Поучительна в этом отношении и спортивная история литовского боксера Альгирдаса Шоцикаса. Всем известно, что Шоцикас был одним из лучших мастеров ринга во всей истории нашего бокса, что он неоднократно становился чемпионом Европы. Известны и его неудачи: .поражения в Хельсинки от южноафриканского боксера Нимана, на молодежных играх – от румына Чиоботару и на первенстве Союза – от своего земляка Юшкенаса. И все три с нокаутом. Однако гораздо хуже известно начало спортивной карьеры Шоцикаса и ее конец.

Шоцикасу было 17 лет, когда его приметили тренеры. До этого он занимался футболом. Не прошло и года, как Альгирдас уже был выпущен на всесоюзный ринг, чтобы защищать честь республики. На не сформировавшегося и не окрепшего еще – ив спортивном и в физическом смысле – юношу обрушили свои мощные удары такие гроссмейстеры ринга, как Навасардов, Юрченко, Королев. Особенно тяжело приходилось ему в боях с двумя последними. Пять раз посылал его в нокдаун Королев во время одной из первых их встреч. Шоцикас выстоял, не потерял уверенности в своих силах и в последующих встречах победил всех своих грозных соперников, завоевав звание первой перчатки Советского Союза, а вслед за тем и Европы. Но остались ли бесследными тяжелые удары Королева и Юрченко? Шли годы. Шоцикас на весь мир прославился своей техничностью, никто не мог выиграть у него по очкам. И вдруг нокаут – один, другой, третий... В чем же дело?

Вот, например, бой с Юшкенасом в финале первенства страны в Москве. Превосходство Шоцикаса ни у кого не вызывает сомнений. К концу второго раунда запас очков так велик, что исход боя предрешен. Шоцикас атакует. И вдруг один из немногих контрударов Юшкенаса, пропущенных Шо-цикасом, повергает его на пол. Судья на ринге ведет счет, но Шоцикас без движения. Нокаут! И очень тяжелый.

– Шоцикас плохо держит удар, – говорили боксеры.

– А мы подозреваем, – говорит Чеслав Бальчунас, нынешний государственный тренер республики, – что это – следствие тяжелых ударов, полученных Шоцика-сом в начале его спортивного пути. Слишком рано выпустили его на большой ринг.

Вернемся, однако, к Шоцикасу. После каждой неудачи он находил в себе силы возвращаться на ринг и снова одерживать победы. Нужно быть боксером, чтобы понять, сколько воли и мужества надо для этого иметь. Ведь речь идет не о поражениях по очкам, а о нокаутах! Поднялся Шоцикас и после нокаута от Юшкенаса. Через год он снова стал сильнейшим тяжеловесом страны – победителем первой Спартакиады народов

СССР. Но вот подошло время отправляться в далекий Мельбурн – на Олимпийские игры. И любители спорта с удивлением заметили, что имени Шоцикаса нет в списках кандидатов. Шоцикас после совещания с врачами навсегда оставил ринг. В это время ему исполнилось лишь 28 лет. Собственно, врачи запрещали ему выступать уже после третьего, юшкенасовокого нокаута, но он не захотел уйти с ринга побежденным.

Восхищение вызывает мужество Шоцикаса. Но вряд ли может вызвать такое же восхищение его история как боксера.

Итак, и без бокса плохо и с боксом плохо! Что же делать?

Как я уже говорил, до поездки к литовским боксерам у меня не было ясного ответа на этот вопрос. Но в одном я был уверен: бокс, как элемент общей физической подготовки молодежи, не только не должен быть снят, но, наоборот, должен быть «размножен». Под словом «элемент» я подразумеваю тренировку на снарядах (груши, мешки, лапы) и легкие бои в мягких перчатках. Например, в перчатках с воздушными подушками, изобретенными недавно каким-то финским тренером. Но что делать с настоящими боями? С боксом как со спортом? Ведь в печати пишут о том, что и поединки на ринге (а не только тренировки) можно проводить в защитных масках и в сверхмягких перчатках! Не случайно один из первых вопросов, который я задал литовским тренерам, был вопрос об этих масках и перчатках.

– Так, наверное, и будет, – ответил мне старейший литовский тренер Антонас Заборос. – В девятнадцатом веке дрались голыми кулаками. Теперь боксируют в войлочных перчатках. Перейдут и к маскам. И к воздушным перчаткам.

– Нет, – сказал Шоцикас, – из затеи с защитными масками и надутыми перчатками ничего не выйдет. Во-первых, существующие маски не предохраняют от сотрясений и вряд ли когда-либо будут предохранять. То же и с перчатками. Если и допустить, что такие маски и перчатки когда-либо изобретут, то с их применением бокс превратится в беспорядочный обмен ударами, в драку, ибо никто не станет заботиться о защите.

– Надо идти по пути более строгого судейства, по пути предупреждения нокаута, – сказал государственный тренер республики Чеслав Бальчунас, – и по этому пути наш бокс уже идет. Прекращение боя при явном преимуществе одного из боксеров или после второго нокдауна. Запрещение выступлений на ринге боксерам, которым нет еще 17 лет, и вообще всем новичкам без предварительной шестимесячной подготовки. Запрещение встреч боксеров, разряды которых разнятся более чем на единицу. Например, мастера спорта с второразрядником. Наконец, более тщательное обучение защите.

Вот вехи этого пути.

– Но по этому пути нам вряд ли удастся далеко продвинуться, – возразил Шоцикас. – Имеется серьезная преграда – план подготовки разрядников и мастеров, лежащий в основе работы спортивных обществ. Количество разрядников, подготовленных тренером за «отчетный период», и места, занимаемые его воспитанниками в соревнованиях, –главные и единственные показатели тренерской работы. Они довлеют над тренером и заставляют его форсировать подготовку боксеров.

– На тренировках, – поясняет Шоцикас, – злоупотребляют жёсткими, максимально приближенными к боевой обстановке спарингами, мало времени уделяют обучению защите, начинающих боксеров часто выпускают на ринг без серьезной подготовки и раньше семнадцати лет, да и разряды присваивают ускоренными, мягко выражаясь, темпами. Форсированные, жесткие методы подготовки причиняют не только ущерб здоровью, но и приводят к огромному отсеву среди начинающих, то есть уменьшают массовость бокса. Примерно из ста новичков в секциях через год остается пять! Ни в каких других видах спорта не знают такого отсева.

Вот что сказал Альгирдас Шоцикас. И никто из его коллег не смог ничего возразить ему. А ведь это были тренеры, воспитанники которых славятся своей техничностью и хорошей защитой. В республике с трехмиллионным населением они подготовили команду, которая на последнем первенстве страны заняла четвертое место и завоевала две золотые медали (Р. Тамулис и Д. Позняк).

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены