Чрезвычайная миссия

Мих Сонкин| опубликовано в номере №929, Февраль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Год 1917-й. 25 октября. Самые первые часы Великой Революции. Ленин выступает на экстренном заседании Петроградского Совета. Он говорит о задачах власти Советов в делах внутренних и внешних. Самое неотложное — немедленно закончить войну, войну несправедливую, грабительскую, развязанную мировым империализмом еще в 1914 году.

Дать Советской России мир значило обеспечить лучшие условия для начала социалистических преобразований.

Вместе с Советской властью родилась новая дипломатия, народная, советская. О том, каковы были ее самые первые шаги, о людях, исполнявших чрезвычайные революционно-дипломатические поручения Советского правительства, В. И. Ленина, рассказывает книга Mux. Сонкина «Ключи от бронированных комнат», выходящая в Издательстве политической литературы.

Мы предлагаем читателям «Смены» с некоторыми сокращениями одну из глав этой книги.

1

Торнео-Иоки. Река-граница...

Ныне она разделяет Швецию и Финляндию. А в ту пору, в октябре семнадцатого, по восточному берегу Торнео-Иоки проходил российский пограничный рубеж: Финляндия входила в состав России.

Два городка — Торнео и Гапаранда — на российском и шведском берегах.

Через Торнео проходила телеграфная линия Петроград — Стокгольм. Она служила главным и почти единственным (если не считать несовершенное в ту пору радио) каналом связи России с внешним миром. Межправительственные депеши, военные сводки с фронтов, информации агентств печати, деловая переписка, частные телеграммы — все контролировалось в Торнео.

От Питера до границы далеко. Но воля революционной столицы сказалась и там. С кораблей Балтийского флота, стоявших тогда в Финляндии, к границе были заранее посланы надежные люди, чтобы в назначенный час гарнизон Торнео стал исполнять не приказы Керенского, а правительства Советов.

До 26 октября телеграфная связь со Стокгольмом действовала безотказно. Но вдруг аппараты смолкли (антантовские агенты не зря рыскали у границы!). Тотчас английские дипломаты, аккредитованные в Стокгольме, стали «доверительно» передавать журналистам:

— Революция в Петрограде провалилась... Ленин арестован... Керенский снова правит Россией...

Для «достоверности» дипломаты делали ссылки: «Информация получена от надежных источников Гапаранды».

Перерыв телеграфной связи обеспокоил и Петроград.

Как встречена революция на Западе? Знают ли там ее цели? Как относятся к новой власти в России пролетарии воюющих и нейтральных стран?.. Смольному важно было получить об этом самую срочную и заслуживающую доверия информацию. Это было, в частности, необходимо для того, чтобы немедленно начать совместные с рабочими социалистическими партиями Запада действия в пользу открытия переговоров о мире. Была и другая причина, по которой взоры Смольного обратились к Торнео. Надо было немедленно овладеть границей, закрыть ее для недругов новой России.

3 ноября Петроградский Военно-Революционный комитет вызвал из Гельсингфорса представителя Областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии. В Смольный примчался матрос Г. Тимофеев. Ему вручили предписание с наказом срочно доставить по назначению:

«Комиссару Торнео.

Граница временно закрыта; без особых распоряжений Военно-Революционного комитета никто пропущен быть не может».

В тот же день (очевидно, тоже через Тимофеева) было отправлено письмо в Стокгольм, в адрес Вацлава Вацлавовича Воровского:

«Временный Революционный Комитет предлагает Вам представлять его в Швеции.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены