«ЧП» на «Малой Антарктиде»

Виктор Смирнов| опубликовано в номере №888, Май 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Хибины. Плато Расвумчорр. Небольшой поселок строителей рудника Центральный. Много легенд сложено об этом поселке и обитателях «Малой Антарктиды», как называют здесь высокогорный рудник. Я пробирался сюда по хибинскому беспутью после сильного летнего бурана...

Александр Алтынников, бригадир проходчиков, в ответ на мою просьбу рассказать о самом интересном только пожал плечами: «Да вот один парень починил электробритву... А потом еще случай с приемником вышел...»

Мне думалось, что Саша меня разыгрывает. Но я все-таки попросил его рассказать н об этом. Оказывается, действительно забавная история.

Горняки Расвумчорра любили слушать по вечерам старенький радиоприемник. Он был их другом. В полярную ночь, когда на плато бушевала метель, приемник рассказывал веселые истории, распевал песни, сообщал о событиях в мире.

Около приемника зимовщики сражались в шахматы. Зеленый глазок индикатора внимательно следил за игрой. Щурился, оценивая удачный ход. А если кто-нибудь допускал непростительный зевок, глазок удивленно вспыхивал, и динамики начинали трещать и гудеть.

Слесарь Володя не выносил этого шума. Он не мог заснуть, если до него доносился треск радио. Даже видя седьмой сон, он вскакивал с постели и поворачивал ручку выключателя. Зеленый глазок обиженно затухал. Зимовщики знали: если приемник неожиданно замолкал, — это дело Володиных рук. Володя в совершенстве овладел искусством выключать приемник внезапно, незаметно, с ловкостью человека-невидимки.

Но вот однажды, заведя какой-то спор, горняки не заметили, как приемник утих. Сначала на это не обратили внимания. Потом кто-то растерянно прошептал: «Сгорел...»

Это поразило всех. Ребята вглядывались в глазок индикатора, надеясь, что вот-вот в глубине его вспыхнет зеленая точка. В комнате стало тихо. И тут все услышали, как воет на улице ветер. Это была непривычная музыка. Ее не замечали раньше, пока действовал приемник. А теперь вспомнилось, что живут они под сугробами, что единственная «улица» поселка — щитовой деревянный тоннель сквозь толщу снега, и, если выбраться через штормовой люк наружу, Расвумчорр встретит холодным дыханием пустыни. И только антенна будет торчать из сугробов, как перископ подводной лодки. Ненужная теперь антенна.

В суматохе дел, однако, вскоре все забыли о приемнике. Он стоял в углу. И только однажды кто-то провел пальцем по его пыльной крышке, оставив борозду на полированной поверхности. И это было как укор: забросили своего любимца. После этого ребята решили заняться приемником и отремонтировать его. Правда, никто не знал, как сделать это, потому что специалистов радиодела на плато не нашлось.

Заглянули на огонек к Толе, проходчику участка.

Он держал перед собой фотографию малыша и бормотал: «Муха, муха, цокотуха, позолоченное брюхо...»

Ребята прыснули:

— Толя, вопрос можно?

— Ну? «Муха по полю пошла...»

— В детский сад готовишься?

— Да нет. Сын у меня в долине Юкспориок. Когда в поселок спускаюсь, просит сказку рассказать. И наизусть непременно. Условия ставит серьезные. Так что извините... «Муха по полю пошла и копеечку нашла...»

— Шутник!

— Парень у меня любознательный. Он обо всем может спросить. Чего сам не знаю, лезу в книжку.

— А о приемниках не спрашивал?

— Нет, не приходилось, — сокрушенно ответил Толя, — мать пока его к электрическим предметам не подпускает.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены