Четыре листка из блокнота

Виктор Владимиров| опубликовано в номере №882, Февраль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

...Ездишь, смотришь, с людьми разговариваешь — и заполняются блокноты. Что-то из записей используется в очерке, что-то остается лежать втуне. И глянешь иной раз: закорючка какая-то для памяти о собрании, комсомольской конференции, о случае каком-нибудь, фамилия, имя комсорга, инструктора райкома. Начнешь вспоминать: как, что — а ведь это же интересно! И досадуешь на себя за то, что не рассказал никому.

Самое разное, порой совсем мелочь, но ведь именно из таких мелочей и складываются комсомольские будни...

В рабочем порядке

Это было в разгаре июля на строительстве огромного цементного комбината в Средней Азии, неподалеку от Ташкента. Сидел я в комнатенке комитета комсомола, просматривал протоколы заседаний бюро. Один из них привлек мое внимание. Повестка заседания была коротка и обычна: прием в комсомол и отчет о состоянии уплаты членских взносов.

Слушали — постановили:

1. Принять в комсомол таких-то и таких-то.

2. Утвердить финансовый отчет по членским взносам.

3. Объявить комсоргу жилмассива И. Мансурову строгий выговор за безответственность и бюрократизм.

А ведь ничего подобного повестка дня не обещала. Начал расспрашивать, как это получилось.

В райкоме решили: стройка большая, важная, необходим штаб «Комсомольского прожектора». Создали штаб, подобрали парня на должность начальника. Не справился. Предложили другую кандидатуру — тоже неудачно: не сработался с коллективом. Наконец поняли: глупо искать на стороне, нужно взять со стройки. Кого? Вспомнили: есть Саидов. Вроде бы ничего парень, бригадир электросварщиков.

— Потянет?

— Да кто ж его знает! Попробуем. Поговорили с Саидовым:

— Согласен?

— Ну что же...

Утвердив кандидатуру, в райкоме успокоились. Неделя идет, другая, третья. Спохватились, когда пришло время отчитываться. Вспомнили: а как же штаб, почему не слышно? Стали звонить — не дозвонились. Послали инструктора побойчее, Митю Яхневича. Он добрался на попутных, обежал полстройки, везде слыша: «Был утром, был до обеда, был час назад». Прихватил наконец Саидова у шламбассейнов. Сидел Акзам с тремя ребятами на штабеле бракованных балок, покуривал, рассказывал что-то смешное. Яхневич поинтересовался не без иронии:

— Ну, как работается?

— Да ничего, понемногу...

— Оно и видно — понемногу. Не чешешься, Саидов! Три недели работаешь, а результаты?

— Понимаю, — сказал Акзам невозмутимо. — Ты бы хотел так: не было штаба — и вот тебе штаб, а? Не грибы же это... Слушай, ты вот что... Помог бы удостоверения хорошие раздобыть, вот как у тебя, солидные, чтобы в руках приятно держать. Мне срочно нужно семнадцать и в запас штук тридцать.

Инструктор хотел уж было вспыхнуть, но, глянув на Саидова, сдержался: больно уж спокоен тот был, больно уж уверен, что все идет как надо.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены