Чернушка

Виль Липатов| опубликовано в номере №985, Июнь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

1

Корову Колобковы взяли телком в соседней деревне. Масти она была рыжей, на груди имелось громадное темное пятно, возле глаза — островок белой шерсти, а рога росли вразнотык. В телках рогов у нее, конечно, не было, и когда Рафаил Колобков выводил телка из чужого двора, то он, телок, нежно мыкнул, поддел Рафаила под мягкое место кучерявым лбом и побежал за ним резво, как собачонка. Рафаил, который думал, что трехмесячного телка придется из родного дома вытаскивать силой, остановился, почесал нос и сказал:

— Вишь какой резвый!

— Ты на это вниманья не держи, — задумчиво ответил хозяин телка. — Опасность была бы, если бы он родился бычком.

— Это правильно! — согласился Рафаил. — Парни всегда на мать похожи, а девчонишки — на отца... А чего же мать-то, корова-то? Шелапутная?

— Врать не буду. Удоиста — это всей деревне на удивление, а вот что шелапутная, то шелапутная... Гулящая она!

— То есть?

— А места своего не знает.

— Приучать бы надо...

— Не приучается!

— Ну, это брехня!

Рафаил вежливо пожал руку хозяину, слегка пошатываясь от магарыча, повел телка обрывистым берегом Оби, что-то напевая про себя и изредка снисходительно улыбаясь.

Настроение у Рафаила было хорошее, а из-за резвости телка шесть километров меж деревнями они прошли быстро. Однако по родной деревне телок и Рафаил двигались с остановками. Перво-наперво к ним приступил дед Крылов — он поднялся со скамеечки, на которой сидел, переступил телку и Рафаилу дорогу и стал гладить свою пышную бороду.

— Телок себя со всех сторон оказывает! — вдумчиво сказал дед Крылов, оглядывая телка и наморщивая лоб. — Задние мослы не сходятся, значит, вымени простор, в грудке широкий, значится, силов в нем много, ноги передние коротки, значится, по пастьбе уставать не будет. Ты, Рафаил, себе на заметку возьми, что корова должна оказывать передние ноги короче, а шею подлиньше, чтоб трава потреблялась до самого корня...

Дед Крылов обошел телка кругом и заглянул ему в морду. Глядел он долго, морщился, посапывал носом, затем обеими руками взялся за бороду.

— Ну вот что, Рафаил! — наконец решительно сказал он. — Этот телок шибко себе на уме! Ты глянь, как он на мою новую рубаху косится. Что синяя, вот что ему завидно... В

Рафаил пошел за телком дальше, придерживая его, чтобы не бежать перед чужими окнами, а дед Крылов все стоял посередь дороги и громко удивлялся:

— Телок шибко себе на уме! Ох, на уме...

Во второй раз Рафаила и телка остановила баба Сузгиниха, бегавшая в магазин за солью, но внезапно купившая ситцу и потому задолжавшая продавщице Дуське рубль восемьдесят шесть копеек. Так что баба Сузгиниха имела денежное настроение и сразу приступила к делу.

— Ну народ, ну народ! — пропела она, всплескивая руками. — Никому верить нельзя! Вчерась была у Опенышевых, так Нуська болтала, что твоя Клавдия сукно на пальто брала. Как же жить, если никому верить нельзя! Сукно на пальто, а, смотри-ка, Рафаил телка ведет... А чего он брыкается? — вдруг спросила баба Сузгиниха. — Ой, Рафаил, это у него не иначе, как грыжа! Вот опосля войны...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены