Через рубежи

В Уэльсон| опубликовано в номере №132, Август 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

ТЫСЯЧА километров, моря и океаны, границы и «китайские стены» отделяют головной отряд КИМ'а - комсомольцев СССР, страны строящегося социализма - от отдельных батальонов мировой армии молодых революционеров Запада, Востока, Севера и Юга. Но сотни неразрывных нитей, преодолевая пространства и рубежи, укрепляют братскую связь между ними.

Значение этой связи велико. Русскому комсомольцу, вступившему в сознательную жизнь после Октября, не вкусившему всей сладости капиталистического строя, полезно и поучительно узнать о полицейских, о капиталистической рационализации, об эксплуатации, голодной жизни, подполье, о тех условиях, в которых борются его товарищи заграницей. Это воспитывает в нем интернационалиста. И в то же время дружеские письма из Советского Союза показывают иностранным комсомольцам, что в своей борьбе они далеко не одиноки.

Немного истории

Это было давно. В 1922 году. Одна из ячеек Сокольнического района впервые завязала связь с итальянскими комсомольцами, послав им письмо и в подарок знамя, фильму, фотографии, стенгазеты и пр. С этого началось. Пример оказался заразительным, и, преодолевая нашу косность, вялость, ячейки начали вступать в переписку с иностранными комсомольцами. Уже в 1927 г. 1360 ячеек вступили в переписку; было послано 445 писем. Теперь перестали считать количество ячеек сотнями, для них требуются четырехзначные цифры, а количество писем скромной комсомольской статистике учесть не под силу. Но до сих пор сохранилось далеко не мало комсомольских ячеек, остающихся в стороне от работы интернационального воспитания. Им в день МЮД'а первое слово. Они темное пятно, которое нужно решительно стереть. Работа по интернациональному воспитанию должна стать одной из основных в ячейке. Но, увы, в ячейке Госзнака всю интернациональную работу заключили в три пункта плана:

1 пункт - написать письмо.

2 пункт - утвердить письмо.

3 пункт - послать письмо.

А в ячейке Наркомфине интернациональной работы совсем нет. Объясняя столь странное явление, агитпроп ячейки заявил: У нас ребята все взрослые, образованные и в интернациональном воспитании не нуждаются.

«Фабрика - сущий ад»

Письма из - за границы показывают, как живут молодые рабочие капиталистической фабрики. В одном из своих писем японские комсомольцы написали распространенную песенку японских текстильщиц:

Фабрика - сущий ад; Управляющий - дьявол; Машина - огненное кольцо.

Действительно, иногда русскому комсомольцу, ни разу не нюхавшему старой капиталистической фабрики, трудно понять, что «молодежь работает 10 час. в день, получая 6 - 8 марок в неделю». «У нас есть здесь завод Леуна, - пишут комсомольцы из Галле - Мерзербурга, - второй по масштабу химический завод в Германии, на котором занято 10 000 рабочих. Этот завод - в полном смысле слова каторга. Стоит кому - нибудь быть заподозренным в коммунизме, как его выбрасывают на улицу. На работу принимаются только рабочие старше 21 года, а из молодежи работают только ученики. В Галле и его окрестностях сосредоточены, главным образом, металлообрабатывающие заводы, с персоналом не свыше 1000 чел. каждый. Рабочий день учеников и молодежи составляет 9 - 10 и даже 11 - 12 часов; последнее особенно у ремесленников и в небольших мастерских. Вот, например, на меднолитейном заводе в Хеттштедте (в Мансфельдском округе) занято при 2000 взрослых 500 подростков, работающих 12 час. в день (с перерывом) и получающих до 17 - летнего возраста 17 пфеннигов в час. Ученики при той же продолжительности рабочего дня получают первый год три марки в неделю, а второй - 4 марки». Эти факты говорят сами за себя.

Рационализация у них и у нас

Вот два отрывка из переписки комсомольцев фабрики «Красная оборона» с ячейкой немецкого автомобильного завода «Деймлер». В этих письмах великолепно показана разница между рационализацией нашей и капиталистической.

«Дорогие товарищи, у нас на автомобильном заводе «Деймлер», - пишут немецкие комсомольцы в своем письме, - сейчас проводится рационализация производства. Вся фабрика недавно переоборудована заново. После переоборудования фабрики на изготовление одного автомобиля тратится всего 22 минуты. Из 4000 рабочих, работавших до реконструкции, 2500 выброшено на улицу.

Новые машины и станки, требуя неквалифицированной силы, вовлекли в производство большое количество женщин и подростков; сейчас на 2500 рабочих приходится 400 женщин и 1200 подростков. Заработная плата снижена на 50%. На улучшение условий труда хозяин не обращает никакого внимания. В результате сотни подростков, работающих на заводе, очень часто болеют».

Фролов - Ли Чжао

Издавна ведут переписку комсомольцы завода быв. Шукерт в городке Высокое с харбинскими комсомольцами. Для лучшей связи каждый комсомолец прикреплен к китайскому комсомольцу. И здесь стоит рассказать про переписку комсомольца Фролова с комсомольцем Ли Чжао, молодым рабочим английской фирмы Генри Блекстон. Долгое время переписка проходила обычно: обменивались приветами, описывали работу, дела ячейки и т. д. Но вот однажды Фролов получил от Ли Чжао следующее письмо:

«У нас на фабрике нет никаких законов, ограничивающих детский труд, а поэтому больше половины рабочих составляют дети от 6 до 16 лет. Мы работаем без света, наравне со взрослыми рабочими, простаивая за станками по 12 - 18 часов в день. Часто разматывая коконы над котлами с кипящей водой, мы обвариваем себе руки.

Многие из наших товарищей считают, что если оторвет у него руку, то это хорошо, потому что хотя в это время и будешь лежать в больнице, тебя никто не будет бить, ты можешь не работать и все же получать свою порцию риса.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены