Человек в лесу

П Голубев| опубликовано в номере №851, Ноябрь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Живет он в поселке почти десять лет, уезжать вроде никуда не собирается. И все-таки упорно остается в его жизни какая-то неустойчивость. Словно рано или поздно ежу придется покинуть этот поселок и уехать неизвестно куда…

Откуда берется эта неопределенность?

В Петрозаводске, в тресте, мне не советовали ехать в колово: «Слишком далеко, добираться туда трудно...» Но я все-таки поехал.

В обычный день Колово – тихий лесной поселок, каких очень много в таежной зоне страны. Находится он в Карелии, в Заонежье, в Пудожском районе, на реке Водле.

Когда плывешь по северной реке или едешь ее берегом, обязательно увидишь такую картину: среди зеленых живописных берегов вдруг проглядывает берег, усыпанный корой и ароматно пахнущими щепками, огромные штабеля бревен, тракторы, тросы, лебедки, бочонки с горючим; место это называется лесной биржей. Несколько поодаль виднеется поселок.

Таким оказалось и Колово. Редко проедет по улице машина, подняв облако пыли. Днем в поселке безлюдно. Колово рано встает и рано засыпает.

Вокруг сплошной стеной встал лес. Река несколько оживляет пейзаж, а за рекой снова лес. Везде лес.

Но настоящий лес, в котором работают лесорубы, начинается не здесь. Вокруг поселка остались чернолесье или молодняк, годные лишь на дрова. Для того чтобы попасть на лесоразработки, надо ехать по узкоколейке километров за тридцать мимо старых вырубок, поросших ярко пламенеющим иван-чаем, мимо оставленных для обсеменения сосновых и еловых куртин, мимо зарослей кустарника, через болота и прозрачные лесные ручейки.

Наконец, неширокая поляна в глухом лесу. Рельсы кончились. Стоит подъемный кран. Лежат длинные еловые хлысты.

Чуть отошел от лесосеки – и лес стеснил, сдавил со всех сторон. Частые ели с мшистыми стволами, вперемежку с березами и осинами. Под ногами сырой мягкий мох, черничник. Бесконечный, могучий лес, как говорят на севере, сузем. Лес, которого еще не касался топор человека...

Лес можно слушать долго, как слушают морской прибой: гуляет ветер по бесконечному зеленому морю, шуршит в макушках высоких елей, а внизу – вековая дремота...

Звук вошел в этот нетревожимый мир неожиданно – так входит в слух охотника песня глухаря. Он был далеко, был очень неопределенным, то возникал, то исчезал.

Я пошел на звук. Постепенно он приближался. Казалось, что трещит лодочный мотор, но реки поблизости быть не могло. Вдруг маковка одной из елей качнулась, и дерево начало валиться. Кто-то предостерегающе крикнул, и ель с глухим стуком упала на землю.

Среди леса ходил человек с бензопилой в руках. Он подошел к дереву, приставил к стволу стрекочущую пилу, и через несколько минут рухнула еще одна столетняя ель.

Человек вырубил небольшую полянку в лесу. Потом выключил пилу, вытер пот со лба и крикнул (оказывается, он давно заметил меня):

– Перекурим?!

Мы сели на ствол поваленной ели. Познакомились.

– Иван Новиков, – представился паренек. Разговорились.;

Потом я – интереса ради – попросил его попробовать «попилить». Паренек, усмехнувшись, разрешил. Честно говоря, это было жалкое зрелище...

Я вцепился в ручки пилы, нажимал на газ до отказа, мотор ревел, цепь бешено жужжала, сыпались опилки, пила чихала, испуская клубы сизого дыма, мышцы заломило с непривычки, а пила «не пилила»... Пришлось г даться.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены