Часы из дерева

Мария Шония| опубликовано в номере №1743, Январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Андрей Мартынюк - отец семейства, который занимается «ерундой»

50 лет, Дзержинск, Белоруссия. По образованию - инженер электросвязи, последнее место работы - компания, производящая лестницы для коттеджей.

 «Одно время у нас вечерами часто были перебои с электричеством. При свечках не почитаешь, и я решил сделать граммофончик из дерева, чтобы хоть музыку можно было слушать, - рассказывает Ан­дрей Мартынюк. - Крутишь ручку и слу­шаешь пластинку на 78 оборотов. При свечах».

Из дерева он делает также скрипки, электрогитары и часы.

Из дерева - имеется в виду ПОЛНО­СТЬЮ из дерева. Не только корпус, не только отдельные детали. А ВСЕ, включая все, самые хитрые и маленькие части.

Интерес к изобретениям зародился у Андрея вместе с просмотром диафиль­ма, в котором рассказывалось о Кулибине. Учиться отправился в технический вуз, на факультет электросвязи, по стопам ро­дителей. Правда, пространства для кон­структорского творчества профессия не оставляла.

Возможно, руки до создания хитрых механизмов из дерева у Андрея в прямом смысле бы и не дошли, но случилась пе­рестройка. Содержать семью на зарплату инженера стало невозможно, и он отпра­вился работать в кооператив, который за­нимался деревянными интерьерными ра­ботами - отделкой кафе, ресторанов.

Позже удалось оборудовать свою ма­стерскую. Сам себе соорудил небольшой станочек ЧПУ с управлением от компью­тера, с помощью которого можно быстро и качественно вырезать стрелки и цифры для часов, делать рельефы для дизайнер­ской обработки.

Первые часы мастер делал почти три года - руками ведь нужно было и на хлеб зарабатывать. Первая попыт­ка сделать точную копию металличе­ских часов не удалась. Андрей стал учить­ся - нашел книги о часах, стал ставить эксперименты. Особенно проблематич­ной оказалась пропитка древесины. Мето­дом проб и ошибок он «придумал» ваку­умную пропитку. Позже оказалось, что ее используют уже давно. «Иногда не удается встретить нужную информацию в литера­туре, изобретаешь велосипед. А потом вы­ясняется, что открытие это давно уже кто-то сделал», - комментирует умелец.

Зарубежные мастера, по его словам, делают часы только из березовой фане­ры - финской, как ее называют у нас, или балтийской, как ее называют в Америке. Такая фанера уже пропитана заранее, с ней проще работать. Но белорусский ис­кусник считает, что изделия из фанеры уступают по своему внешнему виду тем, что сделаны из цельного куска дерева - на дереве можно сделать резьбу, нанести рисунок.

В России и Украине Андрей знает не­сколько человек, которые занимаются деревянными часами. Знает и на Западе человек десять, кое с кем даже переписы­вается и обменивается опытом.

Белорусские друзья помогли ему со­здать часы с боем - из деревянных пред­метов сложно извлечь достаточно ка­чественный звук, если не использовать струны, поэтому пришлось отлить не­сколько разных по размеру и звуку кера­мических колокольчиков.

Андрею нравится делать неодина­ковые часы - с крючковым спуском, на­пример. Или установить gross hupper - устройство с двумя подвижными рычагами, с виду напоминающий насе­комое. Сейчас мастер озадачен запуском серии - импровизации на тему маятни­ка. Например, чтобы два маятника парал­лельно колебались навстречу друг другу. Или сделать маятник горизонтальным. А еще Андрей мечтает водрузить башен­ные часы на собственном доме - большие часы с большими шестеренками, цифер­блат овальной формы примерно 2 м в ши­рину и 3,5 м в высоту.

В основном он делает настенные или напольные варианты часов. Большие. Ему интересно делать фундаменталь­ные вещи, большие. «Карманные часы тоже можно сделать. Но хочется, что­бы было видно, как шестеренки дви­гаются, чтобы маятник был большим. Чтобы какая-то монументальность была в этом», - объясняет он.  

Зачем?

Мастер говорит, что все свои часы делает ради удоволь­ствия. Для того, чтобы это за­нятие стало главным, нет до­статочного сбыта. Так что пока он создает деревянные часы в свободное от основной ра­боты время. А иногда - и вме­сто нее.

«Когда отец семейства в течение 2-3 месяцев сидит и занимается ерундой, кото­рая не приносит денег, семья должна бить тревогу. Но мои домашние, - и жена, и дети - все относятся к моим увлече­ниям с пониманием и одобре­нием», - заверяет умелец.

За 15 лет ему удалось продать 8 часов. И не только ради де­нег - они совершенно неболь­шие. Андрей говорит, что ког­да несколько деревянных часов висят дома, у него приту­пляется энтузиазм. А вот когда часы разбирают - когда осво­бождается стенка, на которой они обычно висят, - вот тут сразу появляется творческий зуд, мастеру «хочется запол­нить свободное пространство чем-то новеньким».

Музыкальные инструменты

Кроме часов Андрей делает электроскрипки и электроги­тары. Сначала он попробовал несколько пород дерева. Ког­да понял, какое звучание дает каждая, сделал скрипку. Для образца взял фотографию ин­струмента фирмы Yamaha, но звук его не устроил. «Основ­ным материалом был клен, и она получилась писклявень-кая, много высоких тонов. По­том я сделал скрипку из крас­ного дерева, только гриф кленовый, появилось больше низких тонов, звук стал более мягким, бархатным». Андрей говорит, что очень лю­бит музыку, но сам играть не может - плотничая, немного повредил пальцы левой руки. Но, приступая к работе, пер­вым делом включает музыку. Жена Андрея преподает игру на скрипке. Для ее ансамбля мастер сделал пять электро­скрипок, электровиолончель, бас-гитару, электрогитару, соло-гитару.

У семьи Мартынюков есть се­мейный ансамбль. «Мы даем концерты, ездим по школам, детским домам и в центр для детей-инвалидов, чтобы при­общить их к хорошей музы­ке, - рассказывает Андрей. - Чтобы знали, что кроме попсы, которую постоянно крутят по ящику, есть еще другая музы­ка. Наш репертуар - от Пресли, «Битлз», «Роллинг Стоунс» до современных групп».

Из чего?

Реализация механических де­талей в дереве - вопрос слож­ный. Например, на дерево очень силь­но влияет влажность. После ряда экспериментов Андрей изобрел алгоритм: делает бол­ванку из благородной дре­весины (дуб, ясень), затем по окружности пропиливает паз, в который вклеивает сегмен­ты из твердой породы дерева, так, чтобы волокна сегментов были направлены вдоль зубца будущей шестеренки. Заготов­ку заранее разбивает на секто­ры по количеству шестеренок, чтобы склейки между сегмен­тами попали в промежутки между будущими зубцами. Работа довольно кропотли­вая, требует усидчивости и упорства.

В некоторых моделях Андрей использует металлические концы валов, но чаще дела­ет их из бамбука, чтобы не ис­пользовать детали из металла. Единственная проблема воз­никает с гирей, которая долж­на быть достаточно массив­ной, поэтому иногда мастер использует металлическую болванку, а чаще - делает де­ревянную кубышку, в которую закладывает пакет с раствором щебенки и цемента.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой теме

Варим мыло

Юлия Жарая выбрала творчество без чертежей

Оружейное дело

Константин Капустин - магистр собственного Ордена

«Компьютерный» стол

Древняя техника стала мебелью

в этой рубрике

Шибари - искусство освобождения

Знакомство с японской эротической практикой

Позор семьи

Колонка Виктора Ландера «Идиот с дуршлагом»

Дорога никуда

Как правильно тупить и залипать в Москве

в этом номере

Стивен Ван Дайн. «Маска смерти»

Детектив. Перевод с английского Марины Жалинской

Оружейное дело

Константин Капустин - магистр собственного Ордена

Сеть научит!

Видеоуроки о том, как сделать простые вещи своими руками