Будет город на Айхале…

Т Илатовская| опубликовано в номере №835, Март 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..

Но о тех, кто уже не придет  никогда, – заклинаю, – помните!

Р. Рождественский.

Каждый раз, прилетая на Айхал, я прихожу на эту гору. Один. Сегодня у меня под ватником цветы. Их привезли сюда за десять тысяч километров. Это, конечно, глупость – таскать на одичалую вершину тюльпаны, но Володя любил цветы. Я сажусь на камень и осторожно вытягиваю из-за пазухи длинные стебельки. Хрупкие чашечки алеют на черных камнях. Небо совсем низкое. Тучи чертят лохматыми боками ло острым вершинам лиственниц, и в воздухе проносится тихий шорох. Где-то за невысокими горами проходит Полярный круг. Влажный ветер хлещет мне в лицо. Это ветер с океана, в нем горьковатая соль и пресный запах льда. До океана очень далеко, но такого ветра все равно нет нигде на свете. Я один между огромным плоскогорьем и небом, небо ложится мне на плечи. В такие минуты я знаю точно, что человеку дано беспредельное могущество, он может все – даже поменять местами это плоскогорье и небо...

Теперь, когда Володи Корнилова нет, я думаю, что, пожалуй, это он научил меня слышать океан в ветре. Я его друг, у него вообще было великое множество друзей. И теперь еще, спустя несколько месяцев после его гибели, к нам все идут и идут письма, и приезжают совсем незнакомые парни, которые хотят назвать его именем поселок. Они не спрашивают, был ли Володька героем. Они ничего вообще не спрашивают. Они знают его просто как отличного парня. А разве этого мало?..

 

Печка раскалилась докрасна, и Володя, сидя перед ней на корточках, соображал, как открыть дверцу, чтоб подбросить дров.. Его недавно назначили архитектором Айхала, и теперь он, как говорится, изучал местность. В палатке, кроме Володи, было еще человек семь ребят из проектного института, основавшегося в Мирном. Висела нервная, тягостная тишина. Все которые сутки ожидали, когда же наконец радист Амакинской экспедиции сообщит о судьбе тракторной колонны Корсюка. С этой колонной шли к отрезанному от мира Айхалу хлеб, бензин, оборудование.

– «РУФ-2»! Я «Ласточка», я «Ласточка».., Почему не отвечаете? Почему не отвечаете? Сообщите местонахождение. Перехожу на прием... «РУФ-2», «РУФ-2»...

Куда там! Колонна словно растворилась в шестидесятиградусной белесой мгле.

Володя покосился на гидролога Вику, прилетевшую из Мирного вместе с ним. Вика полулежала на раскладушке, прислонившись к вороху спальных мешков. Щеки у нее пылали. Тоненькая и печальная, она казалась туристкой, случайно попавшей в компанию приличных дикарей. Увидев ее впервые на мирненской улице, Володя с восхищенной злостью подумал: «Царевна Лебедь! Приехала потрясать слабые души мирнян...» Потом он понял, что ошибся. Вика оказалась застенчивой девушкой, которой порой хотелось быть независимой и суровой, как мужчина. Они подружились...

– «РУФ-2»! «РУФ-2»!..

Скрипнув о заслонку, на пол упала кочерга. Все разом вскочили и загалдели.

– Ну ладно, ребята, берегите нервы, а я схожу за дровишками... Володя, окутанный клубами мороза, исчез в дверях.

Уже спустившись к реке, он услыхал за собой повизгивание снега. По его лыжне, метрах в тридцати, шла Вика, закутанная до глаз.

– Я видела, ты взял рюкзак с сухарями... На Марху, Корсюка встречать? – Синие огоньки мягко вспыхнули между мехом и башлыком. – Я тоже, Володя, можно?

Володя мотнул головой.

– Далеко, километров тридцать надо пройти, мороз здоровый, через полчаса будет совсем темно.

Яркие Викины глаза словно подернулись пеплом, и Володя вдруг испугался, что она действительно возьмет и уйдет.

– Ветер с юга, – невнятно сказала Вика через башлык. – Сейчас не больше сорока тяти. Видишь, туман расходится...

Володя молча прокладывал лыжню. Они поднялись на гору, поселок едва виднелся внизу, как случайно рассыпанные спичечные коробки. Вика сдернула башлык с носа и рта.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены