Бойцы «Чертова гдезда»

опубликовано в номере №686, Декабрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Советские люди отмечают полувековую годовщину декабрьского вооруженного восстания в Москве. В эти дни на рабочих собраниях в клубах, в цехах фабрик и заводов самые желанные гости - участники вооруженной борьбы с царским самодержавием. Они рассказывают о ходе всеобщей политической забастовки, о восстании в декабре 1905 года.

Корреспондент журнала «Смена» побывал у боевого дружинника Красной Пресни Никифора Константиновича Горшкова и беседовал с ним. Эту беседу о незабываемых днях 1905 года мы публикуем сегодня.

- Никифор Константинович, расскажите нашим читателям о том, как вы встречаете юбилей декабрьского вооруженного восстания.

- В жизни каждого человека нашего поколения, - говорит Никифор Константинович, - есть даты, тесно связанные с историей Родины. Эти даты очень дороги нам. Когда отмечаешь их, сердце наполняется гордостью за прожитые годы, за то, что ты не стоял в стороне от борьбы, а был в самой гуще ее и со всем пылом молодости бился за дело рабочего класса.

Для меня такой праздничной датой является пятидесятилетие декабрьского вооруженного восстания а Москве. Вспоминая те дни, я вновь переживаю исторические революционные события, перебираю в памяти дорогие имена...

- Расскажите вкратце о событиях, предшествовавших декабрьским дням 1905 года.

- Обратимся к началу нашего столетия. Сейчас особенно отчетливо представляешь титаническую работу нашей большевистской партии, ее борьбу с меньшевиками и эсерами, ее усилия по подготовке рабочего класса к первому вооруженному восстанию российского пролетариата.

До 1900 года стачки в России были разрозненны, носили местный характер. Забастовки пролетариата Ростова в 1902 году, стачка рабочих Юга в 1903 году, бакинская декабрьская стачка 1904 года получили отклик во всех уголках России. Огромное значение имела иваново - вознесенская стачка, во время которой организовался первый Совет рабочих депутатов - прообраз Советской власти.

В начале октября 1905 года в стране началась Всероссийская политическая стачка. Поднятая московскими рабочими, она охватила предприятия Петербурга и многих других городов. Прекратилось движение на четырнадцати основных железных дорогах. Число бастующих превысило 2 миллиона человек.

Рабочие мужали политически. Слишком много жестоких уроков получил тогда от самодержавия трудовой люд. В Петербурге были расстреляны рабочие митинги. 18 октября в Москве от подлой руки черносотенца погиб Н. Э. Бауман. Из Александровского сада казаки открыли огонь по людям, возвращавшимся с похорон Н. Э. Баумана. 20 октября в Томске черносотенцы подожгли театр, где происходил митинг рабочих. Они убили несколько сот человек. Кровавые погромы, избиения и расстрелы мирных жителей происходили в Саратове, Киеве, Лодзи, Одессе и многих других городах страны.

Всероссийская стачка показала силу пролетариата. Но одновременно рабочим стало ясно: всеобщая стачка недостаточна для свержения царизма, нужны более действенные меры. Время битвы рабочего класса с царским строем наступило. В соответствии с директивами Московского комитета большевиков на фабриках и заводах Москвы развернулась подготовка к вооруженному восстанию.

- Никифор Константинович, на каком предприятии и кем вы работали в то время?

- Я работал резчиком по дереву на мебельной фабрике Н. П. Шмита. Она находилась на Красной Пресне. Фабрика наша по праву считалась большевистской крепостью на Пресне, а ее дружина - одной из самых боевых. Враги прозвали нашу фабрику «Чертовым гнездом». Интересно, что владелец фабрики Н. П. Шмит, будучи революционно настроенным, много помогал рабочим.

- Расскажите, Никифор Константинович, об этом.

- Николай Павлович Шмит, двадцатидвухлетний студент факультета естествознания Московского университета, вступил во владение фабрикой после смерти отца. Никто из нас, рабочих, не знал о том, что молодой хозяин увлекался марксистской литературой, изучал условия труда и быта рабочих.

Во время Октябрьской московской забастовки рабочих мебельных и деревообрабатывающих фабрик профсоюз столяров организовал собрание владельцев предприятий, на котором рабочие предъявили свои требования. Одним из основных было требование восьмичасового рабочего дня. Когда его зачитали, никто из хозяев фабрик не взял слова. Все сидели молча. Но вот поднялся Н. П. Шмит и сказал: «Я согласен с требованием рабочих, считаю его обоснованным. Поэтому на своей фабрике я ввожу восьмичасовой рабочий день».

Фабриканты сначала окаменели, а потом набросились на своего молодого коллегу. Капиталист Зибрехт, владелец крупной мебельной фабрики, грозя Шмиту кулаком, кричал: «Молокосос, промотаешь отцовский капитал!» Шмит снова поднялся и с достоинством ответил: «Деньги не отец наживал. Рабочие эти деньги по праву могут считать своими, они их заработали».

Хозяева фабрик не приняли ни одного требования рабочих. Н. П. Шмит остался на совещании в одиночестве. Но это его не испугало. У себя на фабрике он распорядился сократить рабочий день и увеличить заработную плату.

Вскоре на фабрике была организована амбулатория и медицинская помощь на дому. Для рабочих создали библиотеку - читальню. Она сыграла а нашей жизни большую роль. Агитаторы РСДРП приносили туда большевистские газеты, марксистскую литературу. Позднее в читальне размещался наш фабричный революционный штаб.

Во время декабрьского восстания Н. П. Шмит был арестован. Четырнадцать месяцев просидел он в Таганской и Бутырской тюрьмах. Его пытали, требуя, чтобы он выдал боевых дружинников. Но он никого не выдал. За день или за два до суда Н. П. Шмита зарезали в Бутырской тюрьме. Хоронили Николая Павловича мы, рабочие и студенты. На могилу возложили венки, красную ленту с революционными лозунгами и надписями. А утром его могилу, как и могилу Н. Э. Баумана, полиция сравняла с землей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о встрече одного из наших авторов с Валентином Пикулем,  о жизни и  деятельности академика Игоря Васильевича Курчатова,  об уникальной  судьбе уникальной женщины  русской эмигрантки Нины Буровой,  об истории создания двойного портрета «Арлекин Пьеро»,  об интересном эпизоде в жизни художника Ван Гога, окончание детектива Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое.



Виджет Архива Смены