Безумная гениальность

Денис Логинов|26 Мая 2014, 12:40| опубликовано в номере №1795, Май 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

В путь жизни полетим;

Упьемся сладострастьем

И смерть опередим;

Сорвем цветы украдкой

Под лезвием косы

И ленью жизни краткой

Продлим, продлим часы!

Культ добродетели проповедовался не только на словах.

«Я не могу, - писал Батюшков, - постигнуть добродетели, основанной на исключительной любви к самому себе. Напротив того, добродетель есть пожертвование добровольное какой-нибудь выгоды, она есть отречение от самого себя».

О лирической поэзии в новом значении этого слова - Батюшков называл ее «легкой поэзией» - он писал другое:

«Сей род словесности беспрестанно напоминает об обществе; он образован из его явлений, странностей, предрассудков и должен быть ясным и верным его зеркалом…Но большая часть людей принимает за поэзию рифмы, а не чувства, слова, а не образы».

 Двести лет прошло, а точно вчера написано!

 

А Батюшкова уже терзали страхи, подозрения, болезненная мнительность, уже были налицо пугавшие его друзей и близких симптомы душевной болезни. Настигшее его безумие имело наследственные причины и поджидало уже давно. Недаром в 1810 он писал Гнедичу:

 «Если я проживу еще десять лет, я сойду с ума…»

Увы, так и случилось. В 1822 Константин Батюшков был уже тяжело болен, и после Петербурга, Кавказа, Крыма, Саксонии и опять Москвы, где все попытки лечения оказывались тщетны, его перевезли в Вологду, где он прожил более 20 лет, никого не узнавая.

Современники вспоминали о Батюшкове, как о человеке необычайно впечатлительном, наделенном тонким и беспокойным умом, характером мягким и в то же время раздражительным. Он был деликатным и болезненно самолюбивым; в нем совмещались беспечность и душевная тревога, живость и скрытность, способность легко падать духом и так же легко «воскресать» от самой маленькой удачи, от приятного впечатления.

Сомнения в значительности сделанного терзали его накануне душевной болезни. О своих стихах он писал сурово Вяземскому:

«Сам знаю, что есть ошибки против языка, слабости, повторения и что-то ученическое и детское: знаю и уверен в этом… Но не понравиться тебе и еще трем или четырем человекам в России больно, и лучше бросить перо в огонь».

Сколько было и есть поэтов, так строго относящихся к собственному творчеству? Боюсь, гораздо меньше, чем «гениальных графоманов».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте  о легендарном краснодарском враче Григории Артемовиче Пенжоняне, о тайнах и загадках «усадьбы-призрака», беседу с балериной Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталией Клейменовой, о жизни писателя, поэта, философа, критика Бориса Николаевича Бугаева, известного под именем Андрей Белый и о многом другом.  



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Разговор с разведчиком

11 июля 1903 года родился советский разведчик Рудольф Абель. Эксклюзивное интервью полковника для журнала «Смена»

Лицо одушевленное

27 июня1891 года родился авиаконструктор Владимир Петляков

Господин неровных линий

26 июня 1852 года родился Антонио Гауди

в этом номере

Эльф с глазами олененка

4 мая 1929 года родилась Одри Хепберн