Бэби-бумеры

Елена Федотова| опубликовано в номере №1740, Октябрь 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Родились в 1943-1963, период активной реализации – 1960-1980

...Великая Отечественная война, хрущевская оттепель с неуклюжими попытками засеять Россию кукурузой, вечная погоня за загнивающим Западом и брежневские поцелуи взасос – не самые приятные главы учебника истории.

И жизнь целого поколения.

Они родились в военные годы, их принимали в пионеры и комсомол, где их учили, как правильно жить и что нужно носить. Учениками они оказались не самыми способными. Кто знает, что могло бы случиться, если бы не хрущевская «оттепель». Перемололо бы. Как их родителей.

Многие – как до войны, так и после – успели «посетить» сталинские лагеря. Как результат – поломанные судьбы и привычка к воровскому жаргону. Эту привычку сохранили и их дети. Трудно поверить, но знакомые для нас слова «голубой» и «беспредел» – детище 40-50-х годов.

Чуть позже, в хрущевские времена, молодежь отметилась собственным словотворчеством. Одни изобретали сложносокращенные коммунистические имена своим детям, другие осваивали лексику рабочих будней в быту: кровать, например, называли станком.

Но все же, коммунистические ценности были в СССР не единственными.

После войны на барахолках страны Советов осела трофейная одежда, обувь и модные журналы. На черном рынке пошли джазовые пластинки, а в клубах показывали американские кинофильмы. Результат не заставил себя ждать: по улице Горького, Пешков-стрит, зашагали первые стиляги (штатники) в брюках-дудочках и свитерах с оленями.

На смену первопроходцам пришли мальчики-мажоры. Они категорически не носили «совпаршив», сверкали соксами из-под траузеров, хиляли на манной каше и стреляли у фазеров манюшки на таек. Проще говоря, сыновья советских дипломатов под темными брюками носили яркие носки, признавали обувь только на высокой подошве (не получалось достать оригинал – приклеивали пенопласт) и клянчили у отцов деньги на пестрый американский галстук. Отцы приходили в ужас и читали детям нотации. «Загнивающих» исключали из комсомола, а кого-то даже отправляли в лагеря.

Пока жены дипэлиты отоваривались в магазинах закрытого типа «Березка», рядовые советские гражданки штурмовали курсы кройки и шитья и скупали журналы со схемами для вязания. В магазинах выбросили туфли на тонком высоком каблуке, и все девушки страны переобулись в обувь на шпильке.

Мода на синтетические вещи с Пешков-стрит перекочевала в массы: страна Советов носит нейлоновые рубашки, кримпленовые платья и ультрамодные плащи Болонья. Прекрасная половина гоняется за синтетическими париками и шиньонами, завезенными спекулянтами.

В Союзе начинается бум окрашенных волос: за неимением краски, девушки с упоением смешивают басму и хну в разных пропорциях, экспериментируют с перекисью водорода и «тонируют» волосы синькой.

Спустя десятилетия скажут, что в Советском Союзе секса не было. Его отменили в 30-х годах – интимные вопросы перестали обсуждать и в быту, а уже позже, на телемосту, прозвучало знаменитое.

Рядовые граждане «разлагались» по ночам и другими способами: советские «глушилки» давали сбой, и на европейской территории России можно было поймать иностранные радиоволны. Слушали, в основном, BBC.

Не сумев перемолоть западное влияние, советская система впустила его.

Любовь Орлову вытеснили с пьедестала советского секс-символа Мерлин Монро, Марлен Дитрих и прочие. На эстраде появился подчеркнуто европейский Муслим Магомаев, Эдита Пьеха покоряла сердца советских граждан заграничным акцентом, а Тамара Миансарова и Майя Кристалинская – блюзово-джазовыми напевами.

В 61-ом году мир увидел ослепительную улыбку Юрия Гагарина. Началась космическая эра: радио передавало репортажи с Байконура, мальчики мечтали стать космонавтами, а девочки скупали тиражи открыток с изображениями своих героев.

Страна – в эйфории: нет ничего невозможного. В моду вошла научная фантастика – как в литературе, так и в кинематографе. После запуска первого спутника Иван Ефремов издал роман-утопию «Туманность Андромеды». Это был грандиозный успех: затертый до дыр журнал «Техника – молодежи» и двадцать переизданий в Советском Союзе. После полета Гагарина настал звездный час братьев Стругацких: их читали все.

Абсолютный лидер проката 1962 года – научно-фантастический фильм «Человек-амфибия»: его посмотрели свыше 65 миллионов человек. И дело не в привычно скудном ассортименте кинотеатров. Зрителей привлекала несоветская действительность, проамериканская «Песенка о морском дьяволе» и неземная красота Анастасии Вертинской и Владимира Коренева, исполнителей главных ролей.

Поколение 40-60-х годов можно смело назвать провалом советской педагогики.

Но какой же это был приятный провал!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

От ENIAC до квантовых РС

Каким будет следующее поколение вычислительной техники?

Бесконечная мозаика

Красотой церквей и станций метро Россия обязана трем поколениям мастеров