Барьеры на пути энтузиастов

Федор Цирковный| опубликовано в номере №836, Март 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ударная комсомольская. На севере и на юге, в саянской тайге и в каракумских песках гордо звучат сегодня эти два слова. Они стали своеобразным паролем нашего молодого поколения. Призыв XIII съезда Ленинского комсомола: «Молодежь! Овладевай строительными профессиями, становись в ряды армии строителей!» – нашел глубокий отклик в сердцах миллионов юных энтузиастов.

Я вспоминаю сейчас погожий день ранней сибирской осени, когда к Омскому вокзалу подошел состав, простучавший колесами через всю страну с запада на восток. На перрон высыпали пассажиры – загорелые парни и девчата. В ковбойках, в спортивных костюмах, выцветших гимнастерках, с нехитрыми пожитками человека, только начинающего жизненный путь, они приехали к нам, чтобы здесь, на далекой сибирской земле, поднимать новые заводы, фабрики, комбинаты.

А на следующий день я встретил многих из них на строительной площадке нашего Омского завода синтетического каучука. В первый же день новички облазали всю стройку, расспрашивали старожилов, где какому цеху стоять. Их (интересовало все: и мощность завода, и сырье, на котором он будет работать, и, главное, сроки пуска. Чувствовалось, что не на месяц, не на год приехали они к нам, а навсегда. Вот почему они интересовались, какое оборудование будет в цехах, где можно получить специальности, необходимые будущему предприятию. Они связывали с заводом всю свою жизнь. И наши сугубо прозаические рассказы о том, мак в Цехах завода газ будет превращаться в драгоценный каучук, они слушали, словно увлекательную легенду. Им хотелось как можно быстрее претворить ее в жизнь.

Вскоре на стройке был создан комсомольский штаб, контрольные посты, запестрели «молнии», завязалось соревнование между бригадами. Когда было нужно, комсомольцы оставались работать на вторую смену. Их не останавливали лютые сибирские морозы, их не страшили никакие трудности. Ребята приняли на себя высокие обязательства, стремились предельно сократить сроки строительства.

Стройка набирала темпы.

Но скоро, очень скоро мы начали спотыкаться, не пройдя и половины пути. Что же случилось? Почему были сорваны сроки пуска завода? Значит, мы обманули страну, дав ей честное комсомольское, что сдадим завод досрочно? Нет, не так все было на самом деле.

Когда я пытаюсь проанализировать все случившееся, я думаю о двух вещах: энтузиазме и плане. Понятия на первый взгляд совершенно противоположные. Но тем и силен наш советский строй, что планы партии подкрепляются всенародным энтузиазмом. И это чудесное единство рождает гигантские успехи нашей страны. Вот почему наши планы не что-то раз навсегда утвержденное и окаменевшее, а руководство к действию. Это, однако, не всегда понимают работники планирующих организаций. И вот тогда-то план и энтузиазм действительно становятся .понятиями противоположными, что порождает неразбериху и разнобой. Подтверждение тому история не только нашей стройки, но и некоторых других, на которых мне случалось бывать. Кстати говоря, об этом уже писалось в нашей печати. Но я хочу продолжить разговор перед XIV съездом комсомола, так как считаю, что эти вопросы заслуживают самого серьезного обсуждения. Я хочу продолжить этот разговор, чтобы не повторились срывы, подобные нашему, чтобы не было места благодушию и самоуспокоенности на комсомольских стройках.

Ведь поначалу казалось, вся страна заботилась о нашем заводе. Его проектировали московский институт «Гипрокаучук» и его филиалы в Куйбышеве, Ленинграде, Воронеже, а также ростовский «Промстройпроект», конструкторы Баку, Харькова... Но, видно, справедливо говорят, что у семи нянек дитя без глазу. Рабочие чертежи Омского завода синтетического каучука задерживались не месяцами, а годами. А когда они поступали к нам, оказывалось, что их авторы вели свои работы «теоретически». Многие из проектировщиков ни разу не побывали на нашей строительной площадке. И результаты не замедлили сказаться – чертежи пестрели грубыми ошибками и недоработками. Нередко при монтаже трубопроводов из-за просчетов проектировщиков одна труба попадала на другую. В ряде цехов оказывались пропущенными узлы креплений, монтажные отверстия. А это приводило к тому, что потам строителям приходилось проламывать стены. И летели на ветер государственные средства, простаивали без дела монтажные бригады.

Да, главный наш бич – простои. Простои из-за нехватки строительных материалов, из-за отсутствия необходимого оборудования. У комсомольцев руки горят от желания работать по-ударному: они обязательства давали, а тут Москва, Пенза, Курган, Башкирия, Подольск задерживают оборудование, которое уже давно должно было быть на стройке.

Правда, наш комсомольский штаб, который возглавляет Виктор Бочкарев, делает многое, чтобы не нарушались темпы работы. Он буквально бомбардирует письмами, телеграммами комсомольские организации заводов-поставщиков. Комсомольцы омской ударной обращались к ним и через печать. А недавно наши ребята специально выезжали в Курган, чтобы на месте «пробить» заказы ударной стройки. Все это, безусловно, приносит ло и приносит конкретную пользу строительству. Но ведь есть вопросы, которые не под силу решить комсомольскому штабу. И вот на 1 января 1962 года наш завод недополучил полтораста единиц оборудования и сотни контрольно-измерительных приборов.

Здесь могут помочь только планирующие организации. Но у них-то наш завод находится на положении пасынка. Даже на нынешний год – год ввода цехов первой очереди – Госплан СССР уменьшил сумму капитальных вложений на четыре миллиона. А это влечет за собой самые нелепые последствия. Строительные организации, не получая финансирования, сокращают свои работы. И это на ударной стройке! Со строительства уходят поэтому целые бригады молодых ребят, которые, откликнувшись на призыв XIII съезда ВЛКСМ, приехали в Омск из самых отдаленных мест страны. Уходят, не достроив, не претворив своей мечты в жизнь. И никакими рублями не измерить тот моральный ущерб, который наносят ошибки планирования комсомольским стройкам.

Мне, наверное, на всю жизнь запомнится одна тягостная встреча, что произошла на перроне Омского вокзала – том самом перроне, с которого впервые ступили на сибирскую землю комсомольцы-добровольцы. Был тогда среди них и Геннадий Падерин. Потом на строительстве он стал неплохим монтажником, учился, получил профессию аппаратчика – одну из самых почетных профессий на будущем заводе. И вот я снова встретил его на перроне. Увидев меня, он отвернулся в сторону. Но я все-таки подошел к нему.

– Далеко ли собрался?

– Домой, – все так же, не глядя на меня, ответил хмуро Геннадий.

– Значит, дезертируешь...

– Дезертирую?! – вспыхнул Геннадий. –Нет, работать еду. Хватит людей обманывать... Какой я здесь ударник, если половину времени – в простоях! Одна слава, что деньги идут... Не могу я так работать, понимаете, не могу! Наговорили вы высоких слое: комсомольская ударная, долг, штурм... А здесь все вон как повернулось – четыре раза срывали пуск завода, и в этом году в пятый раз сорвется...

Падерин уехал из Омска. Я понимаю, что таких, как Геннадий, единицы, я понимаю, что он смалодушничал. Тысячи настоящих комсомольцев остались в Омске, и они сделают все, чтобы довести до конца строительство нашего завода. Однако в словах Геннадия прозвучал горький и справедливый упрек.

Ударная комсомольская... За этими словами – порыв юности, самоотверженность, трудовой подвиг. Уже сегодня вступили в строй десятки ударных комсомольских объектов. Они дают . электроэнергию и металл, станки и бумагу, цемент и бетон. Вот почему становится так больно, когда сталкиваешься с бюрократическим отношением к нуждам ударных комсомольских строек, когда энтузиазм молодости разбивается о равнодушие плановиков, снабженцев, поставщиков. Ведь здесь дело несет двойной урон. Во-первых, задерживается ввод в строй важнейших предприятий, во-вторых, наносится моральный ущерб – дискредитируется само понятие «комсомольская ударная», подрывается вера молодежи в свои силы. Я думаю, что всё эти вопросы должны обязательно занять большое место в работе приближающегося съезда ВЛКСМ. Они имеют принципиальное значение для всей деятельности комсомола. Ударным комсомольским стройкам расти год от года! Партия на своем историческом XXII съезде призвала молодежь пойти в новый поход в неосвоенные районы страны за природными богатствами для народа. И я уверен, что XIV съезд Ленинского комсомола решит направить на великие стройки коммунизма новые миллионы молодых энтузиастов. Так нужно уже сегодня позаботиться о том, чтобы заказам комсомольских ударных – проектам, оборудованию, строительным материалам – открывалась зеленая улица!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены