Августовские яблоки

Геннадий Семар| опубликовано в номере №1156, Июль 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Земля под гусеницами, земля на зубах, земля, земля, горы земли! Бульдозер тяжело лезет вверх, все медленнее движется гусеничная лента, потом могучая машина начинает буксовать. Степан пытается поймать рычаги, но не находит их... Тело Степана медленно сползает. Он неожиданно просыпается, выпрямляется, трясет головой. Он стоит возле барака спиной к распахнутому окну. Широкие его плечи, обтянутые серым пиджаком, почти полностью закрывают черную амбразуру барачного окна. Степан смотрит на звезды, ссыпавшиеся с темного небосвода в реку. Они мерцают. Степан соображает: это не звезды, а огни электросварки на плотине, там смена, а у него выходной... «А у нас в субботу выходной...» – приходят на ум слова какой-то дурацкой песенки. Он вспоминает, наконец, что сегодня суббота и что он собрался на танцы.

По ту сторону длинного барака шумно, слышится музыка. «Вот сейчас закурю, – думает Степан, – и пойду малость потанцую...» Он лезет в карманы, ищет спички, находит, но роняет коробок в оттопыренное голенище сапога. С трудом достает его, закуривает, пристальнее всматривается в речные звезды я раскачивается в такт музыке... Там-тара-там, там-тара-там... – Вальс, – вслух определяет Степан. Ему нравится вальс, который всегда рождает в нем что-то серьезное и грустное. Сейчас музыка действует отрезвляюще. Степан собирается с мыслями, вспоминает, что днем сам пригласил на танцы «жену»...

Так он зовет Женьку Сарычеву, учетчицу из котлована. Женька с лица красивая, а главное, веселая, с ней не соскучишься! Бывает, поцелуешь в щечку – ничего, не обижается... Только не может Степан всерьез назвать ее женой. Как-то не получается, хотя уже на третьей стройке вместе. Вот сразу не зацепила она его душу, так и пошло – шуточками-прибауточками. А, к примеру, Серега-сварщик глаз с нее не сводит!

– Там-тара-там, там-тара-там...

Степан медленно идет к пятачку – утоптанной площадке между бараками с парой прожекторов и радиолой, торчащей из окна. В этот клуб под открытым небом ходят строители плотины потанцевать, поболтать после трудов праведных. Сегодня народу много: погода располагает. Теплый сентябрьский вечер выманил на улицу даже тех, кто только что пришел со смены. У окна с радиолой дымят ребята. Танцуют в основном девушки. «Значит, танцы только начались», – отмечает Степан. Глазами он ищет Женьку, небрежно здоровается с ребятами. Наконец видит Женьку в окружении незнакомых ему девчат. Она что-то живо рассказывает им, смеется, прикрывая ладошкой рот, – привычка у нее такая... Рядом с ней стоит девушка, светлые волосы ее спадают на плечи. «Так на стройке не носят», – думает Степан. Девушка стоит спиной к прожектору, и он никак не может разобрать, красивая она или нет. Зато в лучах прожектора четко очерчена ее фигура. «Как точеная», – думает Степан.

– Здравия желаю, товарищи девочки! – с ходу рубит он. – Разрешите представиться – Степан. Гвардии сержант в запасе. А вот, к примеру, ты кто, Золушка?

Выпятив грудь колесом и втянув живот, Степан картинно представился и замер в ожидании ответа. Своей шуткой он доволен и ждет положительной реакции на нее.

– Они практикантки из Москвы, – отвечает за всех Женька и, склонив голову к плечу, смотрит на Степана, стараясь угадать, какое впечатление произвело на него это сообщение. Тот не подал вида, что несколько» удивлен таким гостям.

– А у нас чем не Москва? – нашелся Степан. – Дома, правда, чуток пониже, да грязь пожиже!

Женька смеется, прикрыв рот ладошкой, смеются и столичные девчата. Все, кроме Золушки.

– А еще говорят: у нас как в Москве, только фонари пониже! – неожиданно добавляет она.

Теперь хохочет Степан. "Ему понравился ответ девушки. Степан понимает, что сейчас надо говорить, атаковать, иначе здесь удачи не видать! Но в голове, как назло, ни одной мысли. Он напрягается и неожиданно для самого себя начинает оправдываться:

– Я сегодня малость... День рождения у Меня. Отвернувшись, Женька смеется.

– У него каждую субботу день рождения!

– Цыц! – сердится Степан. А в голове по-прежнему без прояснения. Выручает музыка.

– Разрешите? – слышит Степан. Это к Женьке подошел Серега-сварщик. Сейчас это кстати.

– Разрешите вас ангажировать, – говорит он Золушке и, не дожидаясь ответа, берет девушку за руку, чуть выше локтя. Его шершавые пальцы касаются нежной и упругой девичьей руки.

Золушка, кивнув подругам, просто и спокойно пошла к танцующим парам.

– Степан, а почему вы так... мудрено говорите? – спросила она, когда они сделали несколько неуверенных шагов.

– Меня один поэт научил, – серьезно отвечает Степан. – Кстати, мы уже пятнадцать минут знакомы, а я до сих пор не знаю, как вас назвали, когда крестили.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Русский лес

Беседуют Виль Липатов, писатель, секретарь правления Союза писателей РСФСР и Николай Анучин академик Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина

Заводской район

2. Добро пожаловать, или Вход в сапогах запрещен