Атакующие невидимок

С Петрухин, Л Репин| опубликовано в номере №876, Ноябрь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Вот этого существа человек прежде ниногда не видел,— сказал научный сотрудник Института микробиологии Академии наук СССР Денис Иванович Никитин и протянул мне фотографию. С фотографии на меня смотрела... обыкновенная, на взгляд непосвященного, бактерия: какое-то медузообразное, полупрозрачное тельце. Поместите под микроскоп каплю воды — и вы увидите десятки похожих организмов. Но только похожих! На самом деле все эти «инфузории-туфельки», с которыми отлично знаком каждый школьник, рядом с существами, изображенными на фотографии, выглядели бы Гулливером в стране лилипутов. И первым в эту страну вошел советский ученый Денис Никитин.

— У нас под ногами гигантский и пока еще очень мало познанный мир,— начал свои рассказ ученый.— Микрофлора, царство недоступных человеческому глазу организмов, до сих пор хранит в себе великое множество тайн. Конечно, вы понимаете, лак нам важно знать зтот мир. Вот наш отдел и занимается изучением микрофлоры почвы. Кажется, проза— копаться в земле и выуживать на свет ее жителей, которых без увеличения в тысячи раз и увидеть невозможно. Но не торопитесь с выводами. Изучая гумус... Впрочем, сначала надо объяснить, что такое этот самый гумус.

Возьмите горсть земли в руку. Вглядитесь в эту темно-бурую массу. Увидите мелкие песчинки, крошечные корешки, полусгнившие травинки. Минеральные и органические частички — вот из чего состоит почва. И среди этих маленьких обломков большого мира обитают мириады микроскопических живых существ. В жизни этих существ происходят бурные события, разыгрываются настоящие трагедии. Существа эти рождаются и умирают, чтобы смешать свои неосязаемые тельца с пылью, с тельцами себе подобных. Умирая, все бактерии разлагаются на составные части. И вот тут-то начинается целая цепь химических и физических превращений, после которых и получается гумус — вещество совершенно своеобразное, ни на какое другое не похожее.

Если сделать точный химический анализ гумуса, выяснится, что он состоит из множества самостоятельных веществ. Главное из них — гуминовая кислота. Гуминовая кислота — это тот самый волшебный эликсир жизни, которым природа подкармливает растения. Оказывается. гуминовая кислота помогает фотосинтезу, стимулирует рост растении. Даже после того, как гуминовая кислота разложилась, она продолжает творить «добро», выделяя различные аминокислоты и антибиотики — удобрения, приготовленные руками природы.

Как же мы изучаем эти вещества!

У нас есть новый, свои метод, названный методом проточного культивирования микрофлоры в почве! В отделе сконструирован аппарат, котором удается моделировать точно такие же процессы, как и в природе; в почве. Сложные превращения, которые в земле длятся несколько дней, в аппарате протекают всего за несколько часов.

Следующий этап нашей экскурсии — отдел бактериофагии и актинофагии. Заведующий отделом доктор биологических наук Я. И Раиутсштейн ведет нас по комнатам.

Вы, конечно, знаете, что антибиотики, эти чудесные лечебные препараты, приготавливают на заводах. 3 вещества являются также превосходными стимуляторами роста животных. Но далеко не всем известно, что б актиномицетов — лучистых грибков получить антибиотики на заводе ник не удастся.

Вот небольшая плоская чашка плотно подогнанной крышкой. По поверхности ее разрослась желто-белая масса. Белые островки по форме напоминают крошечные солнца. Так выглядят актиномицеты. У этих крошечных грибков есть страшный враг фаги. Всем известно, что грипп вызывают вирусы гриппа. Фаги— те вирусы, но вызывающие заболевай микробов. Ведь фаги и есть разновидность вирусов. Причем очень «разборчивые» вирусы. Каждый них нападает только на определенныи вид бактерии, совершенно «интересуясь» другим. В отделе бактериофагии и актинофагии как раз занимаются изучением всех «кавер фагов, нападающих на актиномице1

На производстве бывает так: в < ромном чане, где в благоприятн условиях размножаются актиноми1 ты, для того чтобы потом получить них антибиотики, вдруг все исчеза нет актиномицетов, не образую' антибиотики. Это— дело «рук» фаг Выяснить причины, которые помог «лазутчикам» фагов пробраться в cl актиномицетов,— одна из первое редных задач. Что уже сдела» Под электронным микросколом п увеличении в сорок тысяч раз бь изучена закономерность появлеь фагов. Оказалось, что фагов проног через «проходную»... сами актино* цеты. Пробравшись внутрь клетки актиномицетов, фаг как бы зат вается до поры до времени. И толь потом начинает свою бурную разрушительную деятельность. Отсеять те клетки, в которые уже пробрался фаг, пожалуй, не удастся. Зато вывести фагоустоичивую культуру — задача посильная. Сегодня такие культуры у нас есть. Отечественные антибиотики, полученные из актиномицетов, уже успешно борются с падежом скота, особенно молодняка, помогают животным лучше и быстрее расти.

...О новой, внеземной науке, экзо-биологии, рассказала нам в отделе космической микробиологии старший научный сотрудник Анна Ивановна Жукова:

— Недавно в нашей и зарубежной печати промелькнули сообщения о том, что внутри метеоритов, прорвавшихся сквозь плотную завесу атмосферы, нашли живые организмы. При более тщательной проверке оказалось, что микробы, поселившиеся в метеорите, имеют самое что ни на есть... земное происхождение. Их занесли сами исследователи. В нашей работе особенно важна чистота. Чистота опыта. Метеорит сначала необходимо обжечь и только после этого его можно помещать в большую пластмассову!) коробку — бокс, где даже сам воздух стерилизован, тщательно очищен. Руки исследователя, одетые в стерильные перчатки, через специальные отверстия в стенке бокса вводят так же тщательно стерилизованное сверло. Сверло проделывает в метеорите отверстие, а мелкий порошок, который при этом получается, и есть тот самый продукт исследовании, в котором могут обитать живые пришельцы из иных миров.

Итак, бактерии могут примчаться к нам из космоса, оседлав стремительные метеориты. Но самое удивительное, пожалуй, что споры сами, «своим ходом» могут приплыть в земную гавань. Вспомните знаменитого шведского ученого Арениуса, впервые высказавшего предположение, что под влиянием давления света бактерии могут путешествовать с одной планеты на другую. Теория великого русского физика Лебедева подтвердила: это вполне возможно! И вот как что может происходить. В результате грандиозных геологических превращений (землетрясение, извержение) какая-то спора была выброшена так высоко, что притяжение планеты было уравновешено... весом самой споры. Хотите знать этот вес! Ноль целых, потом запятая, потом двенадцать нулей и только за ними скромная, одинокая единичка граммов. Когда спора вышла на орбиту вокруг планеты, на нее начинает действовать давление света, и микроскопическое существо отправляется в далекое космическое странствование...

Нам очень важно знать точно, населен ли космос такими мигрирующими бактериями. Тогда мы будем так же точно знать, надо ли нам стерилизовать космические корабли, отправляющиеся на соседние планеты.

Впрочем. — заканчивает свой рассказ Анна Ивановна,— изучение всех этих вопросов имеет и другое, чисто научное значение. Ведь теория рано или поздно обязательно выливается о практику. До сих пор не окончательно решен вопрос о происхождении жизни на Земле. Как она возникла! Зародилась в мировом океане! А может, она началась вот с такой крошечной клетки, прилетевшей к нам откуда-то из другой Галактики!

...Мы уходим и уже другими глазами теперь смотрим на мир, окружающий нас. Человек познает мир — царство невидимок, становится в нем хозяином.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены