Александр и Александра

  • В закладки
  • Вставить в блог

(Продолжение)

Содержание предыдущего

Представление «Петрушек», происходившее в клубе кондитерской фабрики, было внезапно прервано. В героях трагической любовной пьески, разыгрываемой куклами, зрители вдруг узнали своих парней и девушек - комсомольцев. Авторы разъясняют читателям происшедшие события... Комсомолец, Крылов вернулся из армии к своему товарищу Лешке Потрясаеву. Лешка - комсомолец - переросток - рассказывает Крылову о девушках их фабрики, и между прочим о Шуре Майковой, прозванной недотрогой. На вечеринке Крылов познакомился с работницей Зиной - симпатией Патрясаева, а поступив на фабрику, он встретился с Майковой...

Глава третья

Первый поцелуй

УTPOM по дороге на фабрику Крылов заходил за Шурой. Иногда он являлся слишком рано и будил ее, бросая в окно горсть снега или ледышку. Шура выбегала ему навстречу, свежая, с блестящими после сна большими синими глазами, на ходу заправляя черные волосы под оранжевую вязаную шапочку.

Как бы рано Шура и Крылов ни выходили из дому на фабрику, они никогда не попадали раньше, чем за две - три минуты до начала работ. Вся Москва существовала для них.

Они останавливались у каждой витрины, и их отражения улыбались им. Им было так беспричинно весело, так просторно разговаривалось, что они никогда не ходили под руку.

Шура и Крылов работали на вкусной фабрике. Еще, за триста шагов различали они знакомый смешанный тягучий запах мятных, лимонных, земляничных эссенций, шоколада и антоновских яблок, дымящегося печенья и карамельных начинок.

Запах этот наполнял не только этажи, но и плотным, почти ощутимым облаком окутывал все фабричные строения и окрестности. Щепки на фабричном дворе и те пахли кондитерской, с закрытыми глазами их можно бы было принять за марципаны... Когда с фабрики на Замоскворечье тянул ветерок, в боевые уличные запахи бензина и асфальта неожиданно вмешивался приторный запах свежих конфет, печений и цукатов. Фабрику знали во всех городах, от Минска до Владивостока.

Фабричные изделия в больших фанерных ящиках шли в Тавриз и в Елабугу, в Турцию и в Псковскую губернию. Называлась эта фабрика «Красный кондитер». Шура и Крылов работали в ее бисквитном цехе.

Весь цех привык встречать их вместе, и если бы Крылов вошел один без Шуры или Шура без Крылова, все очень бы удивились. Даже мастер Жбрыкунов, казалось ничего не замечающий кроме своего печенья, и тот, пробуя составленное Шурой тесто и одновременно указывая глазами на Крылова, говорил:

- У девочки есть вкус.

Правда никто не понимал этой шутки. Зато самому Жбрыкунову она очень нравилась, он употреблял ее каждый день и, пошутив, долго улыбался.

Но никто, ни добродушный Жбрыкунов, ни собирающийся уже уходить на пенсию старший по машине Афонский, ни Гурьев, ни Лешка - никто не верил в платоничность дружбы Александра и Александры.

- Ну, что, - спрашивал иногда Крылова Лешка, - скоро твоя краля тебе по морде нашвыряет?

Хотя в словах Лешки не было ровно ничего смешного, все разражались дружным хохотом. Такова уж была сила репутации!

Крылов ругался, злился, чуть не дрался, но ничего не мог поделать. Лешка продолжал острить, остальные продолжали смеяться. Тогда Крылов стал отмалчиваться и только тихо краснел и ярился.

В среду Жбрыкунов сообщил Шуре, что в обед он понесет директору на пробу ее, Шурино, печенье.

- Какое мое печенье? - не поняла сперва Шура.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены