4 Октября 1920 г

М Зоркий-Мунни| опубликовано в номере №8, Май 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ильич на Комсомольском Съезде

В НЕДОЛГОЙ истории Комсомола эта дата - памятный рубеж. В этот день Ленин пришел на съезд союза и сказал свою единственную речь комсомольцам. Единственную, - но в ней все: куда идти и как идти.

Ночь на 1 октября. Харьковский вокзал и ночью неугомонно шуршит людским разнотекучим месивом, крепко - накрепко прощупывает каждый эшелон: доверху ли набиты теплушки, платформы, крыши.

На хлюпком чавкающем перроне мокнет часами, раскидываясь все шире и шире, сторожкий и озлобленный лагерь ожидающих. Медленно подползает бесконечный товарный состав, уже на ходу обвисая гроздьями шинелей. В свете тусклых фонарей - короткий штурм. Атака отбита. Армейцы и мешочники прочно основались в поезде еще тогда, когда он возникал в неведомых тупиках, где-то на укромных запасных путях, и успели набить его до отказу.

- Куде прешь, куда? Глаз нет, не видишь: полно!

Весь в липком поту, с чувством утопающего, мечусь вдоль теплушек. У каждой барабаню яростной скороговоркой:

- Мне в Москву на съезд! Делегат! У меня место в штабном, а штабной Отцепили!

- Ну, и отцепись, коли отцепили! Знам ваши съезды...

Конец. Последний вагон. В отчаянии и изнеможении застываю на месте.

Два звонка. Оставшиеся на перроне бьются в агонии. Решаю: «застрял!» - но в тот же миг кто - то хватает за рукав:

- Микита! Забув свiй вагон, дурна голова?

Армяк обдает кислым хлебным перегаром и тащит за собой в темную дыру теплушки:

- Ось вiн, чертяка, де... Навстречу - грозные окрики, но сразу гаснут:

- Свои, свои - не спiзнали?

С мрачной решимостью, цепляясь за чью - то доху и за приклад винтовки, карабкаюсь вверх и сразу ныряю в сторону, под нару, перелезаю через спящие тела и забиваюсь в угол.

Еще не верю счастью. Вытягиваюсь, блаженно чувствую под щекой смазной сапог, а в нем; как в телеграфном столбе, откуда - то издалека гудит мерный храп его обладателя.

- Микита! Та де же ты?

На два аршина влево мой озадаченный благодетель напрасно чиркает спичку за спичкой. Микита остался на слякотном харьковском перроне, либо судорожно виснет на буферах. А под нарой сладко спит лже-Микита, вздрагивая под веселый вагонный стук, и в кармане у него - сердитый мандат на III всероссийский съезд РКСМ.

4 - го в сумерки плюхнулся прямо из теплушки в лужу - Москва! Лихо выругался для солидности, размял кости и двинул через карболовые туннели вокзала (вниз - вверх, вверх - вниз) мимо несчетных проверок и продосмотров. Тряска, неожиданный субботник в Белгороде (погрузка дров), перестрелка с бандитами перед Курском - позади. Не опоздать бы на съезд. Скорее на площадь!

Извозчики, спесивые, как павлины - не для нашего брата. Справься, пожалуй, «для информации» - о цене, изумленно крякни и крой по лужам, по вечерней настороженной и голодной Москве, мимо мертвых, обглоданных и заколоченных домов.

На Остоженке в общежитии Нарком - проса огорошили сразу:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как самим построить планер

Организация и задачи планерных кружков