Жизнь во мгле

Н Ветошкина| опубликовано в номере №608, Сентябрь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тридцатые годы. В Соединённых Штатах депрессия и кризис. В кабинет декана физического факультета Колумбийского университета входит молодой человек - новый аспирант Эрик Горин. Незаурядные способности, упорство, настойчивость - с такими достоинствами, но без гроша в кармане нанимает он тернистый путь учёного в капиталистической Америке. Мрачно встречают его старинные стены университетах от ник веет могилой и тленом. Скептически усмехается при остроте с Гориным и декан факультета Эрл Фокс - человек, потерявший веру в науку и жизнь: «...славы настоящей у нас нет я денег тоже... я не понимаю, чем может привлечь научная карьера молодого человека в расцвете сил».

Не такого приёма ожидал Горин в этом «храме наук». Университет в его представлении был святыней. Чтобы попасть туда. Горин экономил каждый грош, работал на бензоколонке, потом мыл посуду в Придорожной харчевне. Молодость, талант, твёрдое знание своей цели помогли ему пройти сквозь все испытания, и, может быть, именно поэтому, закалившись, он не слишком принимает к сердцу скептический вопрос декана: собственно говоря, почему он стремится сталь учёным, когда даже рядовой чин полиции получает жалованье куда выше вашего аспиранта?..

Так начинается талантливая книга американского писателя Митчела Уилсона «Жизнь во мгле», вышедшая недавно на русском языке. Это волнующий роман о свадьбе молодого учёного в США. Он отвечает на вопрос, имеющий немаловажное значение для всего миролюбивого человечества: какую позицию должен избрать честный учёный в капиталистическом мире, какими способами он может бороться против поджигателей новой войны, пытающихся использовать в своих захватнических целях достижения науки?

Американский университет - это царство косности, рутины, обывательщины. Тлетворный дух, царящий там, разъедает талант и волю молодых людей, посвятивших себя науке: пятьдесят процентов аспирантов «сбегает, двадцать пять процентов стреляется, а остальные двадцать пять постепенно сходят на нет». Самые упорные бьются о стену равнодушия (и невежества. Если работа аспиранта не сулит в будущем крупных барышей, никто ею не интересуется, пусть даже теоретический её уровень очень высок. Пути науки, в частности теоретической физики, определяют в США те, кто считает, что «каждый цент истрачен зря, если он потрачен на что-либо иное, кроме дальнейшего развития средств разрушения».

В накале романа страстное желание достичь своей цели закрывает от Горина весь окружающий мир. Он вериг только в «чистую науку», стремится получить максимум знаний. Горин успешно проводит вместе с Тони Хэвилендом сложный опыт по расщеплению атомного ядра. Талант и упорство помогают ему выбиться из «огромной армии безработных ученых», хотя порой и им овладевают горестные мысли о будущем.

Но наконец Горин закончил учёбу и - счастливец! - получает хорошее место в Кемберлендском университете. Ему кажется, что он может посвятить жизнь исследовательской работе. И здесь ему впервые открывается другая страшная сторона американской науки, о которой он и ее подозревал.

В Кемберлендском университете молодой учёный столкнулся с воинствующим мракобесом Кларком Риганом. Рьяно блюдёт этот человеконенавистник интересы своих хозяев - денежных мешкав Уоллстрита.

Американская реакция старательно насаждает в университетах и школах таких риганов для воспитания молодёжи в духе милитаризма и антисоветских взглядов. Кларк Риган пускает в код клевету о политической неблагонадёжности молодого учёного Хьюго Фабермакера. «Вина» Фябермахера в том, что он... против войны! «A кто не против?» - спрашивает у Ригана Эрик Горин. «Я, -резко ответил Риган. - Все эти рассуждения против войны, которые слышишь теперь среди молодёжи, - это самый худший вид антигосударственной деятельности».

Всё новое, всё передовое в науке вызывает у Ригана смертельную ненависть. Этот «учёный» читает свои лекции студентам по рукописям «с пожелтевшими от времени страницами»; его знания отстали от современности на десятки лет; он яркое олицетворение тупоумия, косности, реакции. Но в университете Риган - сила. Его все боятся. Он решает судьбы молодых учёных, и горе тому, кто попытается внести в науку что-то новое, проявить свою индивидуальность. За женщиной Риган вообще не признаёт никаких прав на научную деятельность. Когда талантливая женщина - физик Мэри Картер делает ценное научное открытие, этот мракобес пытается всячески дискредитировать её работу.

Устав от борьбы с риганами, Эрик Гарик падает духом и решает уйти из смрадного мира «чистой науки». Случай с Хьюго Фабермахером, которого выгоняют из университета за «неблагонадёжность», окончательно открывает глаза Горину на истинную ценность хвалёной американской «демократии». «Лаборатории существуют только для приманки. Ты должен быть благодарен за то, что тебе дают несчастные сорок долларов в неделю, хоть этого и не хватит, чтоб послать детей в колледж». Горин уходил на работу в промышленность. Он ещё наивно верит в возможность разбогатеть, которую, как об этом трубит американская пресса, якобы имеет любой американец.

«Что помешает мне - молодому, талантливому, полному сия - завоевать для своей семьи материальную независимость?» - говорит себе Горин.

Но тщетно он пытается убедить в этом свою жену Сабину. Она чувствует, что её муж - на, ложном пути. Скоро, очень скоро в этом убеждается и Эрик Горин.

Оказывается, он нужен американской машиностроительной компании только для увеличения прибылей. Но стоит ему сделать важное изобретение, невыгодное в настоящий момент компании, работающей по старинке, как раздаётся хозяйский окрик: «Вам платят за исследования и изобретения - так невольте же исследовать и изобретать и не соваться куда не следует!...» Горин всё же пытается внедрить в промышленность свой станок, мечтает открыть своё предприятие. Но агенты компании, боящейся из-за конкуренции нового слова в технике, крадут изобретение Горина и продают его другой фирме, которая хоронит изобретение в сейфах.

И вновь Горин побеждён. Его трагедия типична в капиталистической Америке. Не один он - многие американские исследователи и изобретатели гибнут в неравной борьбе с монополиями. М. Уилсон рисует в романе жалкую судьбу другого изобретателя - Ирвинга Зарицкого. Он тоже сделал в своё время важное техническое открытие, ко оно, как невыгодное монополиям, было погребено в сейфе. Гонимый нуждой, Зарицкий растрачивает свой талант на изготовление... детских игрушек, которые он продаёт за гроши. Страшная машина американского бизнеса беспощадно губит молодые таланты, она держит молодость в кандалах наживы.

Когда наконец Эрик Горин понимает эту горькую истину, десять лет его жизни уже потеряны впустую. Его молодость позади. Богатства он не нажил, научные исследования забросил. Но Горин вновь находит в себе силы не сдаваться и возвращается к научным исследованиям.

Горин понимает, что ему предстоит жестокая борьба с мракобесами, циниками, равнодушными' делягами - борьба за передовое в науке, борьба против милитаризма, против попыток использовать атомную энергию в целях разрушения, а не в целях созидания на благо человечества. Это решение героя - бороться до конца - кульминационный пункт романа. Самое главное, думает Горин, быть честным «в глазок тех, кого он любил, и в своих собственных».

Слушая речь сенатора Сейлса, призывающего «окропить» СССР атомными бомбами, Эрик Горин понимает, что он должен сделать выбор между реакцией и прогрессом, между теми, кто стремится сделать науку орудием войны, и теми, кто видит в ней мирное будущее человечества. Горин не отворачивается на этот раз от политической борьбы, подобно равнодушному снобу Тони Хэвиленду, не пугается воинствующих Мракобесов, не покоряется. Уверенностью в победе сил мира звучат слова героя: «Я твердо знаю, куда иду.

Мне теперь совершенно ясно, что с этик пор все лаборатории в Америке будут находиться под пятой тех самых людей, которые нарочно путают понятие об атомной энергии с атомной бомбой... Так вот, именно в лабораториях и начнется борьба, и там должны быть люди, способные оказать сопротивление».

Горин ещё одинок в борьбе - так выглядит он в романе. Единственную моральную поддержку Горин находит в семье, у жены. Автор не показал, к сожалению, тех прогрессивных сил в американском народе, на которые может опереться его герой. В этом явный идейно-художественный недостаток романа.

Но прогрессивное значение этой книги несомненно. В образах молодых учёных - Горина, Хэвиленда, Фабермакера, Картер - автор правдиво показал различные пути, по которым идут современные американские учёные. Одни, как Тони Хэвиленд, Мэри Картер, оказываются бессильными бороться против реакции в мракобесия. Ещё более трагичен конец молодого Хьюго Фабермахера. Он испытал ужасы фашистского режима! в Германии. Усиливающаяся фашизация американской науки наполняет Фабермакера ужасом, отравляет его существование, парализует его волю. Мир фашиствующей науки представляется ему джунглями, где все рвут я пожирают друг друга. Не видя выхода, Фабермакер бесславно кончает жизнь самоубийством.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Александр Николаевич Радищев

К 150-летию со дня смерти