С оленьими стадами

Евгений Ананьев| опубликовано в номере №579, Июль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

В тундре лето. Обнажены вершины невысоких холмов с пробившимися к солнцу упрямыми кустиками серо - белого ягельника, песцы поменяли свой белый наряд на порыжевшую короткую шкуру, прилетели птицы...

Солнце не покидает неба и поливает теплом землю, сотнями алмазных осколков отражаясь в воде. Снег стаял, тундра покрылась нарядной, яркозелёной скатертью. В редких кустарниках слышится птичий перещёлк, иногда в воздухе появляется стремительная белокрылая полярная чайка - халой - вестница разлившейся Оби.

Тысячные оленьи стада передвигаются на северо - запад, к Уральским горам. Вместе с оленьими стадами путешествует и Красный чум, где массовиком комсомолец - канта Александр Тарагупта.

Красный чум часто называют передвижным Домом культуры. Радиоприёмник и библиотека, гармонь и пачка газет, фотовыставка и пособие по оленеводству - всё это можно найти в Красном чуме. Массовик, фельдшер, зоотехник всю весну и лето проводят вместе с оленеводами в далёкой приморской тундре или в горах Урала.

Ехать на оленях летом далеко не просто. Снегу нет и в помине, а транспорт тот же - узкие нарты. Нелегко оленям тянуть их по траве или по болоту. Всего около десятка километров проходит за сутки стадо. Да и поклажу на нарты можно класть только небольшую.

А груз у Красного чума изрядный. Чтобы перевезти его, нужен целый обоз: всё имущество едва умещается на семнадцати нартах. Тут и библиотека с четырьмястами книг и брошюр, и радиоприёмник, и патефон, и аптечка. На другие нарты погружены шесты от чума, доски для пола, лампы. Специальные нарты загружены продуктами - по нарте на человека. Шутка ли, на полгода снаряжаются люди в тундру!

Красный чум всегда идёт с каким - нибудь колхозным стадом. На этот раз с ним было стадо национальной сельхозартели имени Сталина. Тысячи оленей медленно двигались по тундре, поедая сочную траву, плотные, аккуратные брусничные листки, терпкую, похожую на щавель северную кислинку, обгладывая кустарники. От ягеля в эти раздольные дни они отворачиваются: летом ягельник ещё больше сохнет, становится слишком хрупким и жёстким.

Тарагупта сидел на нартах, время от времени погоняя олешков хореем - длинной, в полтора человеческих роста, палкой с костяным набалдашником на конце. Лучи солнца сделали совсем коричневым его и без того смуглое лицо.

К вечеру стадо подошло наконец к подножью Уральских гор. Серые громады камней, будто потеряв точку опоры, нависли сверху. Казалось, невозможно разобраться в этом буреломе камня. Но зоркий глаз оленевода легко находил здесь исхоженные тропинки, горные пути, по которым пройдёт не один человек, не один олень, - тысячные стада с нартами и поклажей.

Но пора отдохнуть, дождаться остальных оленеводов. Привал.

Не зря Красный чум едет с головным стадом. Следом за ним поблизости движутся и другие стада. И не пройдут оленеводы мимо гостеприимного Красного чума.

Пастухи распрягают оленей. Тарагупта и фельдшер Терентьев ставят чум, аккуратно выкладывают стопочки книг, фельдшер Конев устанавливает антенну радиоприёмника. На жаркой печке уже клокочет большой медный чайник. Вскоре к Красному чуму начнут съезжаться оленеводы. Старики любят послушать радио, побеседовать, почитать газету. Молодёжь - та больше около патефона собирается, песни поёт. Немало народа приезжает в кружок ликбеза. Даже старики, чей век давно уже перевалил за шестой десяток лет, старательно учатся грамоте.

Бывает работа и у фельдшера. Только редко. Мало болеют оленеводы. «Дел много, болеть некогда», - шутит знатный бригадир колхоза - миллионера «Путь Ленина» депутат Ямало - ненецкого окрсовета Андрей Васильевич Лаптандер.

Вот и лёгкий на помине Андрей Васильевич. Неторопливый, уверенный в себе, он отводит в сторону нарты, привязывает к ним оленей: гак они далеко не уйдут - и степенно здоровается со всеми.

- Какую книжку будешь читать сегодня, Тарагупта? Слушать тебя приехал.

Тарагупте лестно внимание Лаптандера. Он ведь годится в сыновья знатному бригадиру. Уж если Лаптандер Александра уважает, - значит, есть за что его уважать.

- «Повесть о настоящем человеке», Андрей Васильевич.

- Дело доброе. Подождём ещё людей однако.

А люди все подъезжают. Сегодня день торжественный - стада вступают в Уральские горы. Как тут не завернуть в Красный чум, не выкурить с соседями две - три трубки, не выпить пару стаканов крепкого кирпичного настоя, чаю, не посоветоваться о дальнейшем пути. Лихо остановил нарты у самого чума молодой говорливый пастух - ханты из колхоза «Советский Север» Леонид Русмеленко; вместе приехали соседи - пастухи: ханты Кирилл Тырлин и коми Егор Конев;

вслед за ними на четвёрке оленей подъехала чумработница комсомолка - ханты Парасковья Тарасова. Позже других показался бригадир колхозного стада «Елап Юш» коми Павел Григорьевич Рочев: он успел перед отъездом проверить, как караулят олешков дежурные пастухи. Неплохо караулят. Со спокойным сердцем можно путь держать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены