Разговор о творчестве

Василий Ажаев| опубликовано в номере №575, Май 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Раздумывая о нашей литературе, я легко насчитал первых пятьдесят писателей, чьи произведения, опубликованные за последние четыре года, приобрели широчайшую популярность и были приняты нашим народом на идеологическое вооружение в битвах за коммунизм. Перечислять их нет нужды: они хорошо известны всем. Среди них есть и участники первого совещания молодых и те, кто не был ими по разным причинам. И к этим пятидесяти примыкают новые и новые десятки молодых талантливых писателей, в числе которых находятся наиболее зрелые из участников нашего совещания.

Разумеется, они разные, эти новые писатели и новые книги. И хорошо, что они разные. Хочется подметить, что в них общего. Хочется сказать о тех общих чертах и особенностях нового, что с большой силой уже утвердились в нашей богатой именами отечественной литературе. Думается, нельзя говорить о мастерстве, о повышении качества нашей работы, не определив черты этого нового.

Говоря о творчестве новых писателей, нельзя прежде всего не заметить главного - того, что творчество этих людей, воспитанных уже советской властью, выражает целостное коммунистическое мировоззрение, что успех лучших произведений - это, в конечном счёте, победа большевизма, ленинско - сталинской идейности, как бы впитанной новыми поколениями советских людей с молоком матери. Молодых писателей отличает безграничная преданность делу партии Ленина - Сталина, делу коммунизма.

Писатели, пришедшие в литературу за последние годы, принесли с собой глубокое и достоверное знание жизни. Непосредственные участники строительства коммунизма на разных участках, они, став писателями, продолжали быть строителями коммунизма в литературе. Для них характерно активное вторжение в жизнь, страстное желание помочь партии в выполнении её великих исторических задач. В лучших книгах новых писателей наша действительность отображается в перспективе, в её революционном развитии; читатель находит в этих книгах философски осмысленное и поэтически красочное отражение типических черт современного исторического периода перехода от социализма к коммунизму, таких черт, как стирание граней между интеллектуальным и физическим трудом, уничтожение противоположности между городом и деревней, рост коммунистического сознания людей.

Исходя из черт живого современника как из черт прообраза, новые советские писатели пришли к всестороннему и художественно убедительному утверждению положительного героя в литературе. В лучших книгах положительные образы достигли такой силы обобщения, яркости и полноты изображения характеров, что стали нарицанием типических черт, отличающих человека сталинской эпохи. Вспомним героев из произведений Бабаевского, Рыбакова, Попова, Мальцева и других.

Нетрудно, далее, заметить, что писатели новых поколений избрали главным героем своих книг «труд, т.е. человека, организуемого процессами труда... человека, в свою очередь, организующего труд более лёгким, продуктивным, возводя его на степень искусства». Эта тема провозглашена А. М. Горьким полтора десятка лет назад, и за это время советские писатели посвятили ей немало хороших книг. Но, пожалуй, никогда раньше не удавалось писателям показать человека труда с такой глубиной проникновения в его психологию. Наилучшим образом это удалось сделать тем литераторам, которые сами немало потрудились на производстве, прошли многолетнюю школу жизни в сложившемся крепком советском трудовом коллективе, будь то завод, стройка или колхоз, - безразлично.

Говоря о новаторстве содержания лучших книг прозы последних лет, критики подчас не говорят о том, что в этих же книгах произошло и неизбежное новаторское изменение форм художественного изображения жизни и людей. Очень важно для нашей литературы глубоко проанализировать и понять складывающийся на глазах метод изображения людей в труде, в отношении к делу, а через это - в отношении к Родине, к строительству коммунизма - метод, дающий, по моему убеждению, новые и неслыханно богатые, не использованные ещё по настоящему возможности для всестороннего раскрытия внутреннего мира человека.

До сих пор ещё в литературной среде книги о людях труда называют «производственными», и подчас высказываются не очень аргументированные опасения в том смысле, что - де происходит обеднение духовного мира человека, если его показывать на производстве. Но разве полюбившиеся читателю лучшие книги о людях труда - «Водители», «Кавалер Золотой Звезды», «Жатва», «Сталь и шлак» - не изображают жизнь в её сложности и полноте, с достоверно переданной атмосферой значительных, мыслей, высоких чувств, больших и важных нравственных вопросов? Разве такие образы, как Поляков или Тутаринов, показаны духовно обеднёнными? Никак нет!

Это живые и полнокровные герои, ставшие для многих наших молодых людей образцом для подражания.

Конечно, раскрывать духовный мир человека в трудовых отношениях, в деле, в труде нелегко - тут не накоплено традиций даже нашей великолепной литературой. Думается, что это намного труднее, чем показывать, скажем, людей в привычных камерных любовных коллизиях. И очень важно отметить, что лишь те писатели добиваются творческих удач, которые верят до конца в метод изображения человека в труде, как плодотворный и дающий богатые возможности, и разрабатывают этот метод, не сбиваясь с трудного пути. Характернейший пример сказанному - одна из лучших книг на тему о труде - роман «Водители».

Когда писатель не до конца верит в это или просто не осмысливает, что задача показа типических черт человека труда требует нового метода в его изображении, тогда его постигает либо неудача либо неполная удача. Немолодой и опытный литератор Н. Строковский написал роман «Тайгастрой» о людях большого строительства. Роман этот неудачен, хотя писатель работал над ним несколько лет и достаточно изучил материал.

Почему Строковского постигла неудача? Это становится ясным, когда прочтёшь книгу. Строковский не поверил до конца, что можно глубоко и интересно показать людей в труде, в деле, и прибегнул к позаимствованным из не лучших образцов литературы приёмам искусственного оживления повествования. У него есть в книге

и зловещая авантюрная линия, и любовные истории, и завлекательные женские образы, вроде правнучки декабриста (!), пытающейся поухаживать в тёмном зале кино за руководителем стройки. И во всём этом растворился хороший замысел, интересный материал и затраченный писателем большой труд.

Другой пример - общеизвестный. Опытный и талантливый писатель В. Панова нанесла, на мой взгляд, большой вред роману «Кружили - ха», когда, побоявшись, что книга станет скучной, если показать героев в их деле, она не ввела читателей за ограду завода, в большой и сложный духовный мир заводского коллектива.

Третий пример - повесть участника совещания Н. Евдокимова «Высокая должность», обсуждавшаяся в семинаре П. Нилина. Повесть эта талантлива, интересна. Евдокимову удалось в образах соревнующихся старого и молодого сталеваров передать типические черты советских рабочих. Это удалось писателю, так как он смело попытался показать своих героев, их мысли и переживания в процессе творческого труда, в увлекательной обстановке производства. Однако Евдокимов снизил ценность произведения, не до конца поверив в свои силы и в возможность полнокровно изобразить героев в труде. Он ееёл в произведение чужеродные приёмы, рассчитанные на возбуждение интереса читателей. Так появилась нелепая интрига с куском ферромарганца. Этот кусок зачем - то валялся во время работы под ногами молодого сталевара, он убрал его до конца смены в ящик. Ферромарганец нашла невеста сталевара, и хотя в поступке её возлюбленного даже самый свирепый прокурор не нашёл бы ничего неблаговидного, она подняла страшный шум. Произошла размолвка, автор мучительно. растянул её до конца повести, «развив» интригу в ряде плохих сцен, вроде той, в которой молодой сталевар увидел в окне, как его невесту обнимает незнакомый мужчина. Только основательно помучив читателей и влюблённых, Евдокимов посчитал возможным объяснить, что невесту обнимал её родной отец.

Мне не хотелось бы быть ложно понятым. Я не против любви в книгах, не против изображения героев в домашнем быту, в семье. Как можно! Советского человека надо изображать во всём богатстве его духовной жизни - в гармоническом сочетании личного и общественного. Нельзя не пожалеть, что даже в хороших книгах моих сверстников по литературе любовные отношения героев нарисованы бледнее, чем их отношения общественно - трудовые. Я бы очень хотел, чтобы в умном и хорошем романе И. Котенко «Колхозники» так называемые личные и интимные линии были бы даны вровень с тем, как описаны трудовые интересы колхозников Кубани.

Я против того, чтобы противопоставлять тему общественного труда личной теме, против того предположения, что есть, мол, тонкая область интимных переживаний, когда дело касается любви, и якобы нет этой тонкости и сложности, когда дело касается творческого труда человека. Как раз работа человека, труд его и стали в нашем обществе областью самых тонких, самых интимных душевных переживаний. Вне этого нельзя вообще правдиво показать советского человека. Это первое. И второе: любовь и всякие лирические ситуации не имеют цены в произведении, как бы они сами по себе ни были тонко и увлекательно написаны, если за этим не стоят важные морально - нравственные проблемы. Беда и крупный недостаток интересного романа Котенко заключаются не в том, что у него все герои страдают от неудачной любви, а в том, что введённые в книгу лирические коллизии не несут в себе моральных нагрузок, не приводят к решению каких - то проблем, даны для занимательности, для развлечения читателей.

Замечу, кстати, что, по моему мнению, наши даже лучшие писатели не проявили пока новаторской смелости в постановке и разработке жизненно - назревших и важных проблем любви, семьи и быта в такой мере, в какой они проявили её, изображая советского человека в области общественно - трудовых отношений.

Уже подмечена важная новаторская особенность ряда крупных прозаических произведений последнего времени: изображение коллектива как естественного для нашей действительности соединения индивидуальных человеческих судеб в могучем товариществе людей, спаянных воедино великой целью и одной всегда конкретной трудовой задачей. Коллектив в качестве центрального героя, много планов и много персонажей - всё чаще это становится отличительной чертой наших книг как закономерное решение писателем задачи возможно достовернее и полнее отобразить гигантские созидательные усилия народа. Большой коллектив возникает в книге как многоликий и сложный образ всего советского общества.

Неимоверно трудна задача показать коллектив, т.е. передать насыщенную духовную жизнь коллектива, множество возникающих в ней ежечасно вопросов и трудностей, и при этом изобразить каждого в отдельности члена коллектива живым человеком с индивидуальными, лишь ему присущими качествами. Для того чтобы выполнить эту задачу, нужно иметь незаурядный талант, глубокое знание типических черт коллектива, большую писательскую подготовку и писательский опыт на предварительном решении менее трудных творческих задач. Необходимо для этого: умение выбирать типическое из груды материала, умение разработать чёткий продуманный план расстановки героев и, главное, способность к огромной, мужественной, упорнейшей и длительной работе над образами и словом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о легендарной Марфе-посаднице, о об интересных фактах биографии Саши Черного,  об одной из самых знаменитых пар советского кинематографа 60-70-х годов  Элеме Климове и Ларисе Шепитько, о жизни и творчестве  Ги де Мопассана, об одном из древнейших городов Подмосковья – Волоколамске, новый детектив Александра Аннина «Куркулиха» и многое другое.



Виджет Архива Смены