Образование русского государства

Б Греков| опубликовано в номере №408, Май 1944
  • В закладки
  • Вставить в блог

Несомненно, часть славян оказалась под властью аваров, часть вступила с ними в союзнические отношения. Что касается восточной ветви славянства, известной под именем антов, то они до начала VII века были независимы и находились в союзных отношениях с византийцами против общего их врага - аваров.

У Иоанна Эффесского, современника Маврикия, записано очень важное сообщение, относящееся к 588 - 588 годам. Когда Византия «побудила народ антов напасть на страну славян, они овладели ею и опустошили её... страна славян лежит на запад от реки, называемой Донабис (Дунай. - Б. Г.). В 602 году Византия опять выступает в союзе с антами».

После 602 года источники об антах больше ничего не сообщают. Весьма вероятно, что покорение антов аварами падает именно на начало VII века, о чём говорит и «Повесть временных лет», указывая, что в эти годы были и авары, ходившие на царя Ираклия (610 - 641) и чуть было не взявшие его в плен. Эти же авары воевали и против дулебов. Они жестоко обходились с дулебами: мучили их, запрягали дулебских жён в телеги и т. п.

Чрезвычайно интересно, что об этих же самых насилиях аваров над побеждёнными дулебами сообщает и франкский летописец середины VII века Фредегар.

Теперь ясно, какое значение приобретают все эти подробности: речь идёт о процессе, закончившемся возникновением первого большого государственного объединения русского народа.

В свете всех этих данных последующие сообщения арабов о существовании в Восточной Европе трёх восточнославянских государств приобретают гораздо более глубокий смысл. Имеются в виду произведения Аль - Джайхини, Аль - Истархи, Ибн - Хаукаля и Эль - Балхи. Все они относятся к IX - X векам, и все четверо пользуются каким - то нам неизвестным, но безусловно общим и безусловно доброкачественным более ранним источником.

Если устранить некоторые противоречия в показаниях названных авторов, то сообщение примет следующий смысл. Существует политическое объединение, имеющее свой город Куяву. Оно ведёт торговлю с чужими странами, допуская на свою территорию иноземных купцов. Находится оно «ближе к Булгару», под которым надо, конечно, разуметь болгар дунайских. Другое политическое объединение, живущее «дальше первого», носит название «Славик». Наконец, третье - близкое к хазарам, «но допускающее к себе иноземцев, воинственное и сильное, поскольку сумело наложить дань на пограничные области Рума» (Византии. - Б. Г.). Оно называется «Артания». У каждой из этих политических организаций есть свой «царь» или князь.

Нет никаких сомнений, что «Куява» - это Киев и что «Славик» - это земля новгородская, занятая по преимуществу «словенами», как сами они себя называли. Сомнение может возбуждать только «Артания». «Повесть временных лет» о ней молчит. Вероятнее всего, молчание это может быть объяснено тем, что Артания ко времени появления «Повести» прочно вошла в состав Хазарского государства и в нём политически растворилась. Напомню, что река Кубань в древности называлась Артан. Такое предположение находит подтверждение в ряде теперь бесспорно установленных фактов, касающихся Хазарского государства. Славян в нём было так много и славянский язык распространён настолько широко, что один из крупнейших наших востоковедов, академик Френ, считает возможным рассматривать историю хазаров как часть древней истории Руси.

В данной связи, однако, важно выяснить но эти подробности, но подчеркнуть самое существенное. Имеющийся в нашем распоряжении материал позволяет с полной уверенностью утверждать, что уже в VI веке в Прикарпатье возникает восточнославянское объединение государственного типа. После распада этого объединения под ударами извне процесс образования славянских государств на востоке Европы продолжает развиваться. В конечном счёте он приводит к образованию державы Рюриковичей. Таким образом, в ходе событий раскрывается общая закономерность развития восточнославянского общества.

Восточные славяне и те народы, которые искали своего спасения в единении с ними, были окружены со всех сторон сильными врагами. Непрерывная борьба с ними, естественно, стоила им много крови и сил. Первое восточнославянское государство в Прикарпатии не смогло выдержать напряжения этой борьбы и пало под ударами аваров. Государство «словен» во главе с Ладогой, а потом Новгородом оказалось временно вынужденным платить дань варягам. «Артания» целиком попала под власть хазар, и часть «Куявии» также была поставлена перед необходимостью платить им дань. И всё - таки эти тяжёлые для восточных славян испытания не нарушают картины в общем победного их шествия по пути образования своего сильного и независимого государства. В конечном счёте Русь сумела обезопасить себя от врагов, вернула себе отторгнутые части и заняла на политической карте Европы прочное и почётное место.

Трудно ярче выразить значение этого политического успеха Руси, чем сделал это в краткой характеристике Маркс, подчеркнув наличие в раннем средневековье только двух крупных государств, сыгравших решающую роль в судьбах Европы, - империи Рюриковичей и империи Карла Великого.

Нам остаётся только остановиться на некоторых из этих блестящих страниц истории Руси.

Образование Киевского государства есть политический факт сравнительно позднего времени. Возникает оно не на пустом месте: восточное славянство до этого события успело проделать немалый путь в деле создания своей государственности. Наш важнейший историко - литературный памятник киевской эпохи, «Повесть временных лет», отражает только наиболее крупную победу на этом пути.

К тому же нельзя забывать, что «Повесть» писалась тогда, когда Киевскому государству грозила явная опасность распада, опасность, с которой борется автор «Повести». В такой обстановке оправдывать роль правящей династии - значило агитировать за её незыблемость, за необходимость подчинения ей во имя целостности государства, значило бороться против тех, кто готов был расчленить на части единую Русь.

Вопрос об этническом происхождении Рюриковичей до сих пор остаётся спорным. Но совершенно несомненно, что говорили они на русском языке, молились русским богам и, самое главное, вели такую деятельность, какая в полной мере совпадала с интересами русского государства. Иначе они бы не смогли удержаться у власти.

Весьма примечательно, что в оценке этой династии знаменитый русский митрополит Иларион, живший лет за 70 до составления «Повести», занимает такую же позицию, как и её автор.

«Не в плохой стране, - говорит Иларион о Рюриковичах: Игоре, Святославе и Владимире, - и не в неведомой земле были они владыками, но в Русской, которая ведома и слышима во всех концах земли».

Это не риторический оборот, но трезвое и совершенно точное констатирование сложившейся реальной обстановки. Киевское государство охватило своими границами огромное пространство - от Чёрного моря до Ледовитого океана, от Карпат до Волги. Его хорошо знали и на Западе и на Востоке. Киевская Русь не только привлекала к себе беглецов из других стран, но и целые народы, связавшие с нею свою политическую судьбу. Для купцов она была страной сокровищ, для политиков - либо опасным врагом либо желанным союзником Коронованные особы всей Европы стремятся породниться с киевским княжеским домом и через родство втянуть Киев в орбиту своих международных отношений. Для всего восточного славянства столица этого государства - город на высоком берегу Днепра - стала символом единения силы и славы. Сознавали это не только все три ветви Руси - великоруссы, украинцы и белоруссы: и народы неславянские, в начале враждебные этому объединению, в конце концов сливались с ним и проникались уважением к Киеву.

В 1151 году восточные народы тюркского языка, называвшиеся на Руси общим именем «чёрных клобуков» (каракалпаки), заявляли, например, русским князьям о желании соединиться с Русью. Народы Прибалтики мирно развивались под властью Киева и на своей земле не строили никаких укреплений. Они знали, что в случае нужды русское войско не замедлит явиться на их защиту. Самый город Киев в это время превращается в один из крупнейших в Европе центров культуры. При Владимире здесь появляется первая государственная школа, в которой учатся дети киевской знати. При княжеских дворах, церквах и монастырях собираются большие и дорого стоящие библиотеки, хранятся архивы. Тут были написаны прекрасные литературные произведения, в которых зазвучал русский язык, уже тогда выработавший в себе разнообразные этимологические и синтаксические формы, - язык, годный для любого литературного жанра. Книгу знали, любили и ценили. «Книги суть реки, наполняющие вселенную» - так определяли их значение киевляне XI века. Немецкий историк Август Шлецер не скрывает удивления по тому поводу, что на Руси XI века писали серьёзные книги на своём родном языке. В Западной Европе того же времени не знали ещё ничего подобного и в аналогичных случаях пользовались языком латинским. «Как мы, немцы, - восклицает по этому поводу Шлецер, - опоздали... ибо не более 70 лет, как начали мы писать чисто по - немецки...»

Киевское государство явилось крупнейшим фактором в истории Европы. Его роль нельзя переоценить и в истории нашего народа. Долго потом киевским политическим и культурным наследием жила вся Русь: и Новгород, и Владимир на Клязьме, и Москва.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены