На лыжах с Эльбруса

Е Симонов| опубликовано в номере №335, Ноябрь 1940
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поздно вечером мы возвращались в Тегенекли - тихое балкарское селение, прилепившееся к отрогам Эльбруса. Холодная и ясная луна висела над хребтами.

- Итак, завтра выходим на Эльбрус, - сказала одна из наших спутниц. - Побываем на самой крыше Европы... Под тобой плывут облака, с клекотом носятся орлы. Даже не верится...

- Так - то так, только про орлов с клекотом - это вы уж фантазируете! - засмеялся инструктор. - Пятый год подымаюсь на Эльбрус и не видел ни одного орла над вершиной.

- Ну, а галки? - неожиданно спросил из темноты задорный певучий голос.

Это была горнолыжница, москвичка Галина Таежная.

- Тем более. Куда ей, галке! В лучшем случае долетит до седловины, а выше - пороха не хватит.

Все засмеялись этой шутке. Засмеялась и Галина Таежная. На минуту она задумалась: а хватит ли, действительно, у нее сил и энергии, чтобы совершить лыжный спуск с Эльбруса - величайшей горной вершины Европы? Ни одна спортсменка мира еще не спускалась на лыжах с такой огромной высоты.

Правда, Таежная давно занималась горнолыжным спортом; ей было присвоено звание чемпиона СССР по скоростному спуску и чемпиона ВЦСПС по слалому; ей принадлежал рекорд страны по прыжкам на лыжах с трамплина. Вот уже восемнадцать дней она жила на « Приюте одиннадцати», привыкала к высоте, тренировалась... И все же завтрашнего дня она ждала с волнением.

Задолго до рассвета ее разбудили:

- Выходим!

В темноте поскрипывал снег, мелькали тени людей, выходивших из отеля.

Галина подняла капюшон, привычным движением затянула крепления, охватывавшие стальной пружиной ботинки, и, не дожидаясь замешкавшихся альпинистов, двинулась в темноту, над которой скорее угадывались, чем виднелись призрачные вершины.

Ветер умолк, и Таежная погрузилась в мир тишины и величия. Горы спали богатырским сном, не удостаивая своим вниманием людей, медленно, но упорно подымавшихся все выше вслед за обогнавшей их лыжницей. Галина шла легко и быстро, вглядываясь в темноту. Было так тихо, что из темной глубокой бездны, издалека, доносилось дружное пыхтенье подымавшихся людей. Звякали гвозди на ботинках. Вспыхивали фонари в руках инструкторов.

Медленно тянулась мимо скал цепочка альпинистов. Подошли лыжники, вместе с которыми Таежная должна была спускаться с вершины. Мерно работая палками, шел известный горнолыжник Вадим Гиппенрейтер, учитель Галины, год назад первым из спортсменов нашей страны спустившийся на лыжах с Эльбруса. Вадим поднимался на расколотой лыже. Она сломалась на подъеме. Он пробовал стянуть ее проволокой, но лыжа опять расходилась, как плуг закапываясь в снег.

- Придется бросить это дело, - решительно сказал Вадим. - Надо поворачивать обратно.

Мягко согнув колени и повернувшись ловким туром вальса, Вадим нырнул в темноту. На какое - то мгновение Таежной стало не по себе. Холодно. Пусто. Куда ни глянешь, сплошной мрак. А тут еще беда с Вадимом! С ним она чувствовала себя увереннее. « Ну что ж. отказаться от спуска, повернуть назад? Нет. Это просто неприлично». Она поправила шапочку и решительно рванула примерзшие лыжи.

Темнота редела. За круглыми вершинами Донгуз - Оруна молнии стегали хмурое небо. Огромная черная туча зловеще надвигалась из - за Хотю - Тау. Удары грома раскатывались по ущельям. Непонятное оцепенение сковывало движения и мысли, нервное напряжение овладевало людьми. Галя с удивлением прислушивалась, как дребезжат кончики лыж. В чем дело? Трещин нет, лыжи целы. Она наклонилась, и металлическая застежка костюма больно укусила ее за ухо. Все стало понятно: надвигается гроза. Потрескивали наэлектризованные крепления лыж, металлические кольца палок, даже волосы.

Но вскоре туча растаяла и легкий ветерок промчался по горе.

Первый луч золотой шпагой тронул снега, одна за другой зажглись вершины. Спокойно всходило солнце. На бездонное небо и далекие горы легла гигантская густая лиловая тень - две вершины Эльбруса в нимбе из радуг. Вершины приближались. Они выглядели теперь снежными холмами, совсем близкими: рукой подать.

Пять тысяч триста метров над уровнем моря! Покрытая жестким снегом седловина, как площадка в большом доме: направо - восточная вершина, налево - западная. Галина без особого удовольствия осмотрела склон, стремительно падавший к седловине. До чертиков круто!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены