Паруса над степью

Владимир Шумков| опубликовано в номере №1235, ноябрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Раннее утро. Чуть брезжит рассвет над гладью Цимлянского моря. Ничто не нарушает покоя. Только чайки, касаясь крылом воды, тревожат ее зеркальную поверхность. И вдруг в розовеющей дали, там, где должен быть возвышенный противоположный берег, возникает огромный корабль под голубыми парусами. Паруса плывут в небе и в воде – отражением чудесного корабля...

Именно таким видится Атомград человеку, смотрящему на него с другого берега Цимлянского водохранилища. Парусами предстают в голубой предрассветной дымке высокие дома-башни. Таким увидел однажды город художник Александр Неумывакин. И эта картина запала в его воображение, превратившись потом в образ – эмблему, символ нового города, в котором строится огромный завод. – Я представляю это так, – Александр, словно держа в руке кисть, обрисовывает контуры в пространстве. – В центре – развернутое красное знамя с несколько стилизованными краями. В верхнем левом углу – желтые серп и молот. И на фоне этого красного полотнища – паруса. Наполненные ветром голубые паруса...

Скоро эту эмблему увидят жители Атомграда. Она украсит торцевую стену 9-этажного дома-новостройки. Огромное красочное панно будет выполнено в технике перегородчатой нитроэмали.

Не правда ли, звучит ново: перегородчатая нитроэмаль. С обычной перегородчатой эмалью знакомы все: она издавна применяется в ювелирном деле. А вот в монументальной живописи используется впервые. Художественный фонд СССР заключил с молодым художником договор на применение этой новинки в интерьерах и на открытом воздухе.

Александр, как он сам говорит, случайно набрел на эту идею. Как-то раз взял доску, сделал на ней незамысловатый рисунок и попробовал проложить по его контуру проволоку. Сразу возникли ассоциации с перегородчатыми эмалями, только в увеличенных масштабах. Проволоку художник укрепил и образовавшиеся ячейки заполнил краской подходящих цветов. Посмотрел – получилось интересно и необычно.

Александр решил тут же пустить находку в дело: создал большое панно-ковер «Космос» в молодежном кафе Атомграда, носящем название «Надежда» (таким был первый радиопозывной будущего города, когда закладывался лишь фундамент первого дома).

Удивительное чувство охватывает, когда смотришь на это панно. На какое-то мгновение забываешь, где находишься, и тогда панно вдруг представляется тебе экраном звездолета, с невероятной скоростью мчащегося во Вселенной. Захватывает дух от стремительного чередования цветовых пятен. В зелено-голубую круговерть галактик неожиданно врывается ярко-красный цвет, но не простой красный, а очень сложный, в котором ощущается борьба тональностей, цветовых отношений. И видятся в этой борьбе красок отголоски фантастической и мужественной истории покорения человеком космоса...

Космос давно притягивает воображение Александра Неумывакина. И это не случайно. Давняя дружба связывает его с космонавтом Виталием Севастьяновым. И, естественно, общение с одним из покорителей космоса не могло не разбудить фантазию художника, не могло не увлечь его этой грандиозной темой.

– Художник интерьера – это прежде всего декоратор, – считает Александр. – Он декорирует спектакль, который длится ежедневно, ежечасно. Поэтомy концентрация мыслей и чувств в произведениях такого рода должна быть очень высокой. Ведь интерьер должен, условно говоря, излучать некую эстетическую энергию не один месяц и не один год... Это излучение прекрасного должно быть достаточно сильным, чтобы человек ощутил его и испытал наслаждение. Только тогда произведение искусства сможет помочь воспитанию высоких человеческих чувств, а это, на мой взгляд, непременная цель, которую обязан ставить перед собой каждый художник...

Оттого-то, наверное, так разнообразна тематика оформления кафе «Надежда». Здесь и экскурс в прошлое нашей Родины, к истокам русской культуры, здесь и полет в космические дали будущего. В целом же вся эта композиция заставляет нас остро ощутить ту самую связь времен, которая делает наше существование осмысленней, богаче, многозначнее...

В интерьере кафе нет ничего лишнего, все очень строго и лаконично. В цветовом решении художник использовал сочетание черного и белого: черные колонны, потолочные балки, массивные двери, решетка, отгораживающая кухню от зала, – все это очень естественно взаимодействует с облицованными ракушечником стенами. И потому особенно радостно звучит в этой сдержанной гамме красок-звуков красный цвет в эмалях декоративных ниш-киотов и в оставленных без облицовки участках кирпичной кладки, как бы замурованных дверных проемах.

Внутри киотов художник поместил вставки по рисункам старинных решеток, выполненные в нитроэмали. Эти огненно-красные переливы киновари – словно сполохи прошлого, отсветы нашей далекой истории.

Некоторые детали оформления кафе возникли как импровизации. Так было, например, с упоминавшимися выше участками кирпичной кладки. Как-то в Московском Кремле Александр обратил внимание на то, как красиво смотрится в белокаменной стене красная кирпичная кладка. Когда потом стены кафе в Атом граде стали облицовывать ракушечником, у него родилась мысль – оставить кирпичную кладку в нескольких местах интерьера. Художника поддержал архитектор, с которым они вместе работали...

При входе в кафе вас встречает выполненный в технике перегородчатой нитроэмали десятиметровый орнаментальный декоративный фриз. Диковинные птицы и растения, сложная, причудливая орнаментика, буйство ярких, чистых красок – во всем этом зрителю открывается знакомый и всякий раз неожиданный мир русской сказки. Художнику удалось добиться того, что фриз воспринимается как старинная, трех-четырехсотлетней давности фреска. При затвердевании эмали Александр, как он говорит, организует поверхность красочного слоя, создавая в определенных местах нужные оттенки, мешая краску, припудривая ее серебристым порошком. В слое застывшей эмали образуется сложный рисунок с разводами и наплывами. Снаружи поверхность краски остается полированно-гладкой. Получается совершенно неожиданная, неповторимая фактура, словно и в самом деле подернутая благородной патиной времени.

О панно Космос», что находится в баре этого кафе, мы уже говорили: это целая стена. Но собрано панно из отдельных частей-модулей, так же как из детских кубиков с фрагментами рисунков на гранях собирается картинка. Таким же способом из раскрашенных заранее фанерных щитов собираются транспаранты, рекламные плакаты, закрывающие глухие стены домов. Творения эти недолговечны, «работают» сезон-два, не более. Перенесенный же в новую технологию, этот известный прием позволил смонтировать из подобных модулей не временный щит-ширму, а подлинное произведение монументального искусства, способное противостоять времени.

Для внутренних помещений используется такой способ: алюминиевая или медная проволока приклеивается к древесностружечной плите, заливается нитроэмалями и покрывается лаком. Для наружных стен контур изображения будет изготавливаться из стального «уголка» и «пристреливаться» к поверхности гвоздями-пулями из специального пистолета. В образовавшихся ячейках крепятся шиферные листы, уже покрытые нитроэмалью и лаком. Здесь модулем художник избрал стандартный лист шифера. Поверхность модулей получается гладкой, как стекло. Эмаль очень светостойкая, прочная. Так что неумывакинским картинам на стенах домов не страшны ни стужа, ни жара, ни влага.

Главный художник по оформлению нового города – так именуется официально должность Александра Неумывакина. Трудится он в Атомграде с января 1977 года. Сделал оформление упоминавшегося уже кафе и приступил к созданию панно – эмблемы города на стене дома. А впереди – непочатый край работы...

Успел Александр оставить о себе добрую память и в другом городе – в Сочи, столице нашего курортного юга. Девять лет прожил здесь художник. Занимался оформлением домов отдыха, санаториев, ателье мод. В Сочи прошли две его персональные выставки – в 1972 и в 1976 годах.

Сделано за эти годы немало, однако Александр далеко не сразу нашел свой путь в искусстве. Детство и юность он провел в маленьком селении в устье Терека на Каспии. В те годы его художественные замыслы не могли с достаточной полнотой реализоваться в произведениях, – Александру не хватало техники, не хватало чисто профессионального умения.

Он сдал вступительные экзамены в Московский архитектурный институт, но не прошел по конкурсу. Уехал на Онегу, строил Волго-Балтийский канал. В 1962 году был призван в армию, попал на Черное море. Служил связистом в Севастополе, в тех самых частях, посты которых первыми заметили на исходе июньской ночи в 41-м армады вражеских самолетов...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Время против времени

Фантастический роман